Евгений Кудрявцев (travel54) wrote,
Евгений Кудрявцев
travel54

Categories:

Китай

20 июля, вторая половина дня

Высотный профиль второй половины дня

Печати о въезде в КНР нам должны были поставить в самом главном дании таможни, в Улугчате. Неслабо они разнесли таможню, аж на 142 км. Такого нам видеть еще не приходилось. В водители мне попался уйгур, который ни слова не понимал по-русски, как и подобает уйгуру, живущему в Китае. Для того чтобы хоть как-то ориентироваться в пространстве и знать, куда мы едем, я прихватил с собой подробные генштабовские карты. Мимо проносились домики строительных бригад, километры траншей, насыпей, десятки единиц строительной техники и сотни китайцев. Воздух раскалился, жарко было в кабине и за окном, по сторонам возвышались красивые желтые скалы, облизанные горячим ветром. Всё вокруг напоминало пустыню.

На обочине промелькнули верблюды. Неизвестно, как их занесло на эту дикую стройку. По масштабам работ было видно, что к строительству дороги прикладываются огромные усилия: взрывались скалы, возводились высокие насыпи, мостовые переходы, галереи для защиты от камнепадов. И мне хотелось, чтобы работы такого же масштаба, велись и в нашей стране… И не только в Москве или на саммите во Владивостоке…

Из Иркештама в Улугчат

Через три часа меня высадили на территории того самого главного здания таможни. Я не знал, где в тот момент находились Костя с Сережей, обогнали они меня или отстали. По территории таможни разъезжали электрокары, на одном из них в зал досмотра были доставлены мои вещи, сам я ехал следом на велосипеде. По глупости я положил карты на сиденье электрокара, и бумажки разлетелись по ветру, несмотря на то, что они лежали в папке. Таможенники подобрали карты и отнесли их начальству. Пока меня досматривали, я наблюдал, как в кабинете за стеклом китайцы пристально рассматривали мои карты. Сумки снова просканировали, снова очень и очень дотошно расспросили о назначении всех бутылочек, баночек и тюбиков. Я не знал, как по-английски звучит «перекись водорода», и написал формулу на бумаге. Молодая китаянка, досматривавшая меня, формулу не поняла и отставила бутылочку с перекисью. Все три флешки, которые я вез с собой, она воткнула в компьютер и проверила на вирусы наличие подозрительных материалов. Особый интерес вызвал баллон с бензином, горелка и зарядное устройство для фотоаппарата. О зарядке спрашивали трижды.

Тем временем, в зал вернулись ребята с генштабовскими картами. Минут 15 они расспрашивали меня, где я взял столь подробные карты Китая. Я отвечал, что купил их в туристическом магазине. В принципе, я не врал – карты мы скачали из Интернет-магазина, доступ к которому открыт для каждого россиянина. Пограничники сказали, что эти карты представляют угрозу обороноспособности Китайской армии, поэтому они вынуждены забрать все листы, кроме общих карт крупного масштаба, ориентироваться по которым в Китае почти невозможно. Дошло до того, что китайцы забрали карты Казахстана, Киргизии, космоснимки из Google Earth и даже схему города Кашгар, доступную на официальном сайте этого города

В общем, мы оказались почти без карт. Осталась только общая карта Китая в масштабе 1:6000000 Российского производитсва, две карты из Интернета с иероглифическими обозначениями названий городов и наш навигатор. Повезло, что до навигатора не добрались. Китайцев не виню – лопухнулся сам.

На выходе из здания меня ждал Костя, а, значит, Серёжа был где-то позади. Всё, мы в Китае! Через полчаса появился Серёжа, его почти не проверяли, зато он рассказал, как по соседству одного испанца попросили развернуть шоколадку для проверки ее на наличие взрывчатки. Строгие, строгие порядки на таможне КНР.

На площади за КПП вертелся меняла, которому мы сплавили оставшиеся сомы в обмен на мелкие юани. Едем!

Оказалось, что таможня стояла на краю Улугчата. Это был небольшой город с массой новостроек, кварталы рассекали свежие полосы асфальтированных дорог, по сторонам лежала наспех раскиданная тротуарная плитка. Молодые неокрепшие тополя символизировали растущую силу и мощь Китайского народа. Не уйгурского, а Китайского. Через дорогу были переброшены большие светодиодные табло с бегущей строкой, на перекрестках стояли светодиодные светофоры на солнечных батареях. Вокруг мелькали иероглифы, и это шокировало.

Пустота. Одни стройки да поля, даже людей нет. От КПП мы отъехали 25 километров и встали на ночевку в саду возле дороги. Вечером пошел дождь.

Vсред=19,4 км/ч, t=3:18, S=64,3 км. tутро+15°С, tдень+35°С, солнечно. Высота ночевки 2151 м.

21 июля, суббота

Попав в Улугчат искусственным образом (на машинах), мы имели лишние сутки для того, чтобы приехать в Кашгар. И эти сутки нам нужно было где-то растранжирить, потому что в Кашгар мы планировали попасть именно в воскресенье - в этот день в городе открыты все базары, кипит торговля, и город наполнен людьми. Мы никуда не спешили.


     

17 км. Пересечение дорог с погранпереходов Иркештам и Торугарт. Первый по-настоящему живой и наполненный людьми городок Китая, перевалочная база для грузовиков из Киргизии. Здесь, как нам объяснили, фуры загружаются и выгружаются. Зашли в первый Китайский магазин, продавцы русскоговорящие, хоть и китайцы. По-русски говорят потому, что в магазин постоянно заходят дальнобойщики из стран СНГ. Вот и мы встретили русского мужика из Канта, который рассказал о нелегкой жизни дальнобойщика.

Через 500 метров от поселка начался 2,8-километровый грунтовый участок доги с пылью и камнями. Странно, не доглядели китайцы. Навстречу проехала военная колонна – небольшие зелёные грузовики с крытыми кузовами, набитые камуфлированными солдатами в касках. За грунтовкой начался затяжной подъем, на карте обозначенный, как перевал.

Повсюду вдоль дороги ведется стройка, возводят новую скоростную трассу в Иркештам, растут целые поселки одноэтажного жилья. Небольшие дома с желтоватыми стенами и красными крышами – вот символ развивающегося Синьцзяна.
Торговый ларёк у дороги

В поселках вдоль дороги – высокие ряды тоненьких тополей, за ними – глухие глиняные заборы, ворота, переулки, арыки, сады. На въезде и выезде из поселков – дети с ведрами урюка и абрикосов.  
Купили два кило абрикосов за 50 рублей

Остановились на ночевку в поселке Бейсак прямо перед Кашгаром. Широкая дорога, мотоциклы, трёхколесные машины и даже трёхколесные грузовики. Множество людей, торговых рядов, магазинов.
Дома прикрыты ровными рядами тополей. Очень много грузовых машин (фур) – настоящих автопоездов невероятной длины и высоты. Эти машины, дико сигналя, несутся по улице, переполненной транспортом и людьми, и выдавливают на обочины всё живое и имеющее инстинкт самосохранения. Грузовики оглушают бешеным рёвом, рассекая дорогу. После их проезда дорога снова покрывается людьми, телегами, ишаками и мотоциклами до появления  следующего грузовика. Все вокруг настолько привыкли к происходящему, что никакой злости или страха в глазах людей мы никогда не встречали.
Мечеть в Бейсаке

От главной улицы по сторонам расходились узкие тропинки, ведущие в отдаленные жилые кварталы. Над тропинками возвышались глиняные заборы, за которыми тоже были дома. Дома были везде, но уйгуры тщательно скрывают их за деревьями от дорожной пыли и шума, поэтому с первого раза было невозможно понять, где скрываются местные жители, где они ночуют, откуда каждое утро отправляются на работу или на базар.
От испарения влаги посадки накрывают пленкой

В этой толчее было сложно найти место для ночевки, но нам удалось поставить палатку на краю абрикосового сада, где нас так никто и не потревожил.
Абрикосовый сад

Vсред=19,3 км/ч, t=2:39, S=51 км. tутро+20°С, tдень+34°С, солнечно. Высота ночевки 1578 м.

22 июля, воскресенье

Ранним утром мы приехали в Кашгар. Вырулили на развязку трасс S309 и G314, шикарная четырехполосная бетонка (платная трасса) привела прямо в центр города. Сетью платных автодорог окутан весь Китай, параллельно с платной трассой всегда можно найти бесплатную альтернативную дорогу. Качество бесплатных дорог, конечно, уступает платным, но ехать можно. Обычно по платным дорогам запрещается передвигаться пешеходам, велосипедам, мотоциклам и гужевому транспорту, но бывают и исключения.

Перед въездом в город мы проехали пункт оплаты и блокпост с автоматчиками. В ограждении перед пунктом оплаты специально для велосипедистов был прорезан отдельный бесплатный проезд. В Кашгаре вовсю шла уборка улиц: женщины в масках, натянутых по самые глаза, мели проезжую часть огромными метлами. Мимо них проезжали мопеды, трёхколесные тележки, машины. В потоке можно было заметить большое количество электромопедов и трёхколесных автомобилей на электрической тяге. Были даже трёхколесные электрические грузовички! На центральных улицах, переполненных транспортом, не было ни шума, ни выхлопных газов. Маленькие скутеры с двумя пассажирами, автомобильчики размером с «Оку» тихо трогались с места и плавно набирали скорость.
Утро на улицах древнего Кашгара       
Переулки Старого города

С главной улицы свернули налево в Старый город, прокатились по переулкам и выехали к мечети Ид Ках, мечеть была построена в XV веке и сегодня является самой крупной в Китае. Оттуда проехали к ближайшему магазину и купили основные продукты на весь путь до Хотана. Из того, что купили, больше всего понравился изюм – крупный, рассыпчатый, ароматный.
Мечеть Ид-Ках    Вид на Старый город

Магазины в городе долго искать не придется, стоит только свернуть внутрь квартала, как сразу же попадете на торговые ряды. На первом этаже домов обычно находятся лавки и мастерские, а выше – жилые квартиры. В поисках риса мы случайно забрели в магазин восточной медицины, тот самый, в котором продают сушеных змей, жаб, морских ежей и прочую живность. В магазинах можно встретить товары из Казахстана - воду, конфеты, халву.

Булки, штука - юань

В Старом городе   Продавец зерна

Столярная мастерская 

Проблемой стала покупка сим-карты. В одном магазине продать ее отказались, так как мы иностранцы, а во втором продали, но оформление документов заняло около получаса. В офисе China Mobile, недалеко от памятника Мао, сим-карта стоила 50 юаней, столько же денег изначально было на счете. Продавец ни слова не понимал по-английски, но, заполняя мою анкету, он задавал какие-то вопросы, а я как-то на них отвечал.
Памятник Мао Дзэдуну

Все заведения общепита с уйгурской кухней были закрыты – в Китай мы попали в месяц Рамадан (20 июля – 18 августа), в течение которого в дневное время мусульманам запрещено есть и пить. На перекус купили булочки, лимонад, бананы и персики. Покружив по Старому городу, мы направились к усыпальнице Аба Ходжи. Движение в городе было сумасшедшим, на перекрестках царил хаос. В Кашгаре действовало только одно правило дорожного движения – никаких правил. Поворот через две полосы, проезд на красный свет, езда по встречной полосе не удивляли никого.
По дороге к Аба Ходже

Возле Аба Ходжи мы встретили русского гида из Питера, он привез к достопримечательности группу Американских и Европейских туристов. Как выяснилось, вход на территорию усыпальницы стоит 30Ю, мы не были готовы платить такие деньги, и вместо этого нашли удобное бесплатное место, откуда усыпальницу можно было сфотать с ног до головы.
Кладбище и усыпальница Аба Ходжи  Выгодный и бесплатный ракурс
Вокруг находилось уйгурское кладбище с древними и современными захоронениями. Рядом с усыпальницей было обустроено озерцо с чистой водой и раскидистыми деревьями вокруг. Мы посидели на берегу, съели персики и бананы, купленные на воскресном базаре, и направились к выезду из города.
Главный вход на территорию усыпальницы

Воздух раскалился до невозможного, и ехать на живой базар не было никакого желания. Жара стояла действительно невыносимая, солнце пекло нещадно, и мы часто сворачивали в тень. Местные жители несмотря на жару были одеты в брюки, пиджаки, длинные плотные платья и платки

Кашгар – один из главных центров Ислама в Китае, на улицах города мы часто встречали женщин в паранджах. Старый город в Кашгаре постепенно сносится, всё связанное с Исламом и традиционным укладом жизни уйгуров, вытесняется безликим китайским новоделом. Пройдет еще немного времени, и Кашгар будет неотличим от немусульманских городов восточного Китая. Речь идет о государственной политике притеснения уйгурского народа. Местные сепаратисты часто проводят вооруженные восстания и теракты, в результате которых гибнут десятки представителей титульной нации Китая - хань. В недавнее время кровавые акции проходили в Кашгаре, Хотане, Аксу, Урумчи. В ответ на теракты численность армии и полиции в Синьцзяне ежегодно возрастает. Передвигаясь по Западному Китаю, вы непременно почувствуете себя в окружении служб безопасности: камеры видеонаблюдения, блокпосты, множество полицейских машин, пешие патрули. Даже посреди пустыни вы можете встретить столбик с мигающими светодиодами, напоминающими мигалку полицейской машины. Мелочь, но всё равно возникает ощущение, что «большой брат» следит за тобой.

Проезжая по центральной улице Кашгара, мы встретили фирменный веломагазин Merida и целый ряд открытых кафе с китайцами, жевавшими лапшу. На выезде из города находился «автовокзал» с большим количеством конных такси. Лошади и ишаки до сих пор используются уйгурами как один из основных видов транспорта, на лошадях люди ездят на базар, в гости и на полевые работы.

На выезде из города увидели завод с огромным синим куполом. Диаметр у основания – 100 метров. На картинке видно платную трассу (слева) и бесплатную дорогу (справа), по которой ехали мы.
Завод под Кашгаром

Vсред=22,3 км/ч, t=2:15, S=50,1 км. tутро+20°С, tдень+42°С, солнечно. Высота ночевки 1272 м.

23 июля, понедельник

Жара в предыдущий день произвела на нас сильное впечатление, поэтому для преодоления южного участка маршрута мы решили придумать специальный график движения. Предлагалось разделить общий дневной пробег на две части и выполнять каждую часть в то время, когда солнце наименее активно – ранним утром и ближе к закату. Способ оказался настолько эффективен, что мы пользовались им до конца похода. Каждое утро мы просыпались в 6-30 по Новосибирскому времени (до восхода солнца), собирали вещи и без завтрака выходили на дорогу. Проехав 15 километров, мы устраивали перекус, еще через 20 километров был второй перекус. Ели сухофрукты, лепешки или печенье. После 50-го километра мы останавливались на обед, в тени дожидались, когда солнце пройдет зенит, и затем проезжали вторую половину дневного пути.

43. Янгисар. Пыль, грязь. Вокруг города возводятся новые микрорайоны, масштабы стройки просто гигантские: дома строятся целыми кварталами. Видно, что в перспективе планируется строительство целого города – посреди пустыря проложены сетки новых дорог, между которых скоро будут построены новые дома. Даже фонари, несмотря на то, что домов нет и в помине, уже стоят.
Скоростная стройка в Янгисаре    

Пыльный Янгисар

Янгисар – это город, издревле славившийся своими кинжалами. Вдоль дороги мы встретили десяток магазинов, заваленных ножами, кинжалами, саблями, опасными бритвами и просто сувенирами. Мы не удержались, и купили один ножичек. Нож в кожаных ножнах обошелся в 200Ю.
Продавец ножей   Не купить невозможно =)
Выбравшись из города, мы проехали большой водоем, слева от нашей трассы показалась платная трасса и железная дорога Кашгар-Хотан. Железная дорога открыта пару лет назад и используется для пассажирских перевозок. Поезда мы видели всего пару раз, так что дорога почти не используется.

Здесь, на окраине пустыни Такла-Макан, в каждом захудалом поселке стоят камеры видеонаблюдения и уличные фонари, питающиеся от солнечных батарей. Камеры оснащены датчиками движения и срабатывают при проезде автомобиля, фиксируя номер. По утрам и вечерам в деревнях работает уличное радио.

Началась полупустыня.
Завод в пустыне

Vсред=21,3 км/ч, t=4:22, S=93,1 км. tутро+20°С, tдень+29°С, облачно. Высота ночевки 1339 м.


24 июля, вторник

Пейзаж вокруг дороги стал однообразным и напоминал самую настоящую пустыню. Широкие каменистые долины прерывались редкими деревцами, небольшими поселками, посадками кукурузы или рисовыми плантациями.

Фотоохота на обочине   

51. Пригород Яркенда, настоящий оазис посреди безжизненной пустыни. Последние 20 километров до оазиса ехали в горку против сильного встречного ветра. Над трассой, как снег, вилась песчаная поземка.
Бархатцы повсюду

Яркенд – Уйгурская Голландия, здесь выращивают бархатцы – яркие оранжевые цветы, которые используются в парфюмерии, медицине и кулинарии. Огромные цветочные поля тянутся вдоль дороги, бутоны возят грузовиками, а продают большими кучами. Яркенд – город запахов, здесь можно ехать по трассе и с удовольствием вдыхать сладкий аромат цветов.

Съездили на главную площадь города, там велась стройка, и смотреть было не на что. На площади к нам пристали полицейские, никто из них не говорил по-английски, и мы не понимали, чего они хотят. Через сестру (!) одного из полицейских выяснилось, что нам всего лишь хотят помочь в поиске гостиницы и ресторана. Мы сказали, что ни в чем не нуждаемся, пожали полицейским руки и поехали по своим делам. На разборки ушло минут 10.
Съездили к мечети, прокатились по торговым улочкам, накупили бананов и горячей самсы.

Мечеть в центре Яркенда   Вход в мечеть

В торговом переулке   Ковры, веники, жестяные изделия
Мужчины и женщины в яркенде nbsp Продажа шафрана

И в Яркенде ПДД мало кто соблюдает, на дороге прав тот, чья машина больше. На выезде из Яркенда потеряли Серёжу, он внезапно отстал, а когда мы отправились на его поиски, то не нашли. Мы проехали около двух километров в обратном направлении – ни следа. Вернулись к месту, откуда начали поиск, а там стоит Серёжа и улыбается. Оказалось, что он, никого не предупредив, свернул в кусты.

На ужин купили арбуз весом 9 кг. Проехав мост через реку Яркенд, мы встали на ночевку перед поселком Посгам.
Женщина едет на огород    Мужчины возвращаются с базара

Vсред=19,7 км/ч, t=5:10, S=102 км. tутро+18°С, tдень+30°С, облачно. Высота ночевки 1255 м.

25 июля, среда

Ночью и утром шел дождь. Дождались прояснения и выехали. Посгам – небольшой китаизированный поселок, всё уйгурское вытеснено. Начинался рабочий день, люди собирались в группы и отправлялись на работу в поля и сады. Унылые желтоватые дома, автомастерские и грязные магазины вдоль дороги – это Посгам.

Моросит дождик, отличная дорога без кочек и ям, повсюду вдоль трассы – сады, рисовые и кукурузные поля. Используется каждый клочок земли.

42. Город Каргалык. Купили зелени, мясных и овощных полуфабрикатов в вакуумной упаковке, набрали воды. Овощи оказались очень дешевыми, мы набрали всего понемногу и два дня подряд по дороге к Хотану варили вкусные супы, делали макароны с овощами. В Китае продают много видов овощных полуфабрикатов, которые можно положить в блюдо незадолго до полной готовности. Распробовав эти овощи, мы каждый раз покупали пакеты с вареными перцами, спаржей и еще какими-то заморскими овощами. Получалось остро и вкусно.

В Каргалыке нас снова задержала полиция. Мы стояли на обочине и фотографировали. Неподалеку стоял огромный бронированный грузовик с башней и полицейский внедорожник. Машины заметили нас, медленно подъехали и окружили. Из башни грузовика высунулся автоматчик, из джипа вышли двое полицейских. Около 40 минут мы простояли в окружении прямо на дороге, полиция не хотела нас отпускать, но в тоже время, не предпринимала никаких действий. Ни один из полицейских не говорил по-английски, в этом и заключалась причина задержки. Цирк продолжался пока не подошел щупленький дядя в полицейской форме, который сказал “Hello” и начал проверку документов. Он быстро пролистал паспорта, задал пару вопросов, принес извинения за задержку, и через две минуты мы были свободны.

На выезде из Каргалыка мы наткнулись на огромные развалы дынь, арбузов и, конечно, не удержались от покупки. Арбузы в Китае имеют необычную форму – продолговатую, как у дыни. Мы покупали арбузы почти каждый день и по несколько раз в день. Невкусных арбузов не было вообще, умение выбирать арбузы в Синьцзяне не требуется, потому что каждый плод там сладкий, спелый и вкусный. А вот дыни подкачали. Во-первых, они были довольно дорогие (3Ю за килограмм), во-вторых, не очень сладкие. Наверное, конец июля – начало августа не сезон для дынь. Всего раз нам попадалась дыня с удивительным, «эталонным» вкусом, ее нам подарили в Хотане.
  Продавец пряностей

Выбравшись из Каргалыка, мы устроили обед на берегу ручья. Съев дыню, скормили корки припаркованному рядом ишаку, и поехали дальше.
На обеде
На выезде из оазиса стоял «чек-поинт» - весовой контроль для грузовых автомобилей и будка полиции. За чек-поинтом пейзаж преобразился: началась настоящая безводная и безжизненная пустыня, ровная, как стол. Только справа вдалеке виднелись пики Куньлуня, а слева тянулась железнодорожная линия.
Река в пустыне
Сразу за чек-поинтом мы заметили двух велосипедистов, которые ехали впереди. Это оказались велотуристы из Германии, близнецы Хансен и Пауль, в апреле они выехали из Берлина и направлялись в Шанхай. Я пишу эти слова 21 октября 2012 года, а парни еще находятся на маршруте – в двух тысячах километров от Шанхая. Финишировали, как выяснилось, 28 октября.
Вот ссылка на их сайт http://www.berlin2shanghai.com

Немцы
Экипировка этих немцев – особая тема, так как парни с ног до головы были обвешаны видеокамерами, солнечными батареями, дуделками, умной электроникой, брелками и флажками. Перед велосипедом Пауля висел фотоаппарат, который автоматически делал снимки каждый километр, сзади находилась большая солнечная батарея, от которой питались навигаторы, ноутбуки, смартфоны и прочее.

127. Первый оазис после Каргалыка – поселок Чолаклянгар. Много магазинов, есть вода и фрукты. Встали на ночевку сразу за поселком посреди каменной пустыни. Палатку поставили рядом с молоденькими тополями. К деревьям была подведена оросительная система из пластиковых труб, поэтому вечером удалось постирать одежду и даже вымыться.

Vсред=21,7 км/ч, t=6:05, S=132,2 км. tутро+17°С, tдень+28°С, облачно. Высота ночевки 1435 м.

Пустыня Такла-Макан. Вдоль и поперёк

В начало


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments