Евгений Кудрявцев (travel54) wrote,
Евгений Кудрявцев
travel54

Кыргызстан. Часть вторая

18 июля, среда

В этот день нам нужно было забраться на безымянный перевальчик, спуститься с него и подняться к озерам Дамджайлоо. Казалось, что перевал будет взят за пару часов, но всё вышло не совсем так, как мы планировали.

С места стоянки мы вышли в 8:00, никакой тропы на перевал видно не было. Казалось, что люди по перевалу вообще не ходят – ни мусора, ни конных следов. Со стороны перевала бежала река Кекджар, которая разрезала склон на две равные части и образовывала довольно глубокий каньон. Мы решили пойти по правой стороне реки (орографически левой). Дорогу постоянно пересекали ручьи и высохшие каменные русла глубиной от 5 до 10 метров, проходить которые с велосипедом было очень тяжело. Каждый раз, спустившись на дно такого русла, приходилось искать самое пологое место и с трудом выбираться на противоположную сторону. Стенки были рыхлыми и сыпучими, из склона торчали небольшие камни, за которые можно зацепиться, чтобы передохнуть. Так и шли от камня до камня. В общем, снова выбрали не самую лучшую дорогу, так как на правом берегу была ровная поляна без ручьев и ям. Забраться на правый берег можно только в начале подъема (рядом с местом ночевки), дальше край берега становился крутым, образуя некий каньон из таких же сыпучих стен, что и на левом берегу.

На подъеме нас догнали вчерашние француженки и кыргызы. Во время прошлой встречи кыргызы спрашивали нас о возможности пройти на Дамджайлоо и спуститься в долину, не возвращаясь на Кашка-Суу, и вот теперь они шли тем же маршрутом, что и мы. Товарищи были на конях и двигались в несколько раз быстрее нас, поэтому мы могли видеть их подъем на перевал и запомнить точный маршрут. Кыргызы сообщили, что недавно обогнали Серёжу, и что с ним всё в порядке, шевелится.

Горы вокруг были потрясающие: позади виднелись пики над Кашка-Суу, слева стояли высокие острые скалы с проблесками снега и шапкой облаков, на седловине перевала ходили темные тучи и, казалось, сыпал снег. Справа зеленоватые лужайки поднимались вверх и упирались в пики, за которыми виднелись огромными заснеженные пики, сердце Алайского хребта. Мы шаг за шагом проходили через эти суровые горы, разглядывая каждую складку.

Вид на седловину

Через четыре часа после начала подъема, в 11:50, мы подошли к подножью перевального взлета. Это была большая зеленая поляна с мелкими птичками и сурками, река Кекджар поворачивала в ущелье на север. По прямой до седловины оставалось около 800 м. Тропа огибала склон по правому краю, во впадинах в центре склона лежал снег, который нам предстояло обойти. Перевальный взлет состоял из двух ступеней, под ногами – песок, камни, мелкая щебенка и никакой тропы. Шли очень медленно, но уверенно, передышки делали каждые 5-10 метров и кушали курагу.

На седловину поднялись в 13:10. Серёжа был далеко внизу, мы не видели его на поляне перед перевальным взлетом, значит, он отстал от нас как минимум на два часа.

Тем временем на перевале пошел снег, сначала мелкая крупа, затем крупные хлопья, засыпавшие наши следы и всё-всё вокруг. Снегопад был настолько плотный, что видимость не превышала 50 метров, мы не видели ни долины внизу, ни гор вокруг. Снег забивал складки одежды, сыпался за ворот – настоящая зима в середине июля. Мы решили разложить палатку, чтобы дождаться Серёжу и согреться.


Снегопад

Высота 4120 метров. В палатке было тепло, я делал записи в блокнот, а Костя смотрел карты и прикидывал, успеем ли мы за этот день спуститься с перевала и подняться на Дамджайлоо. Снег мягко падал и скатывался по натянутому тенту палатки. Неожиданно снегопад закончился, тучи очень быстро разошлись, выглянуло солнце, и весь перевал, все горы вокруг засияли в серебре.
Невероятный вид! Скалистые пики блестели под солнцем, снег слепил глаза, а в долинах под нами ходили пушистые облака. Ничего красивее в своей жизни мы не видели!

После снегопада

Под сильными лучами солнца снег таял стремительно, стали проглядывать камни и трава, в ложбинках появились крохотные лужи. Серёжу не было видно ни на поляне внизу, ни на подходе к ней, поэтому я решил спуститься хотя бы к началу перевального взлета, чтобы оттуда донести часть Серёжиных вещей. Спускался трусцой, сомнительное удовольствие – скакать на высоте 4000 метров… Снег на тропе растаял и наши следы стали хорошо заметны.

Спустившись на поляну, я увидел Серёжу, идущего в 300 метрах ниже. Товарищ выглядел измотанным и еле передвигал ноги. Как выяснилось, лишних полтора часа он потратил на то, чтобы по очереди затащить велосипед и три своих сумки на стену высотой с пятиэтажный дом. В том месте можно было пойти в обход, но Серёжа принял ошибочное решение и полез наверх. В течение этого похода он еще не раз примет такие же глупые решения, из-за которых мы потеряем много времени и нервов. Конечно, мы с Костей могли идти рядом с Серёжей, но наша скорость превышала Серёжину раза в полтора, и поэтому идти с ним было скучно.

Я взял две сумки и снова пошел на перевал, там мы собрали палатку и приготовились к спуску. Серёжа появился на вершине в 16:05, отстав от нас на три часа. На спуске опять оторвались от Серёжи, надеясь, что он пройдет по нашим следам. Спуск проходил по левой стороне склона, около километра мы шли под небольшим уклоном, затем уклон резко увеличился и мы уперлись в скалы. Вдоль нашего пути протекал ручей, который мы дважды перешли вброд, чтобы обойти скалистый обрыв с правой стороны от него. Пройдя ручей, мы оказались на довольно удобном зеленом склоне, по которому быстро спустились в долину, на спуск с перевала было потрачено 35 минут.

Долина реки Дамджайлоо Долина реки Дамджайлоо

Серёжи снова нигде не было видно. Мы с Костей развалились на траве в долине и стали дожидаться товарища. Серёжа появился в очень неожиданном месте – на том высоченном скальном обрыве, который мы с ужасом обошли стороной. Парень карабкался вниз, он выглядел, как маленькое, едва заметное пятно красного цвета на фоне голых скал. Серёжа спускался по узенькой полоске из щебня и травы, он снова по очереди таскал свои вещи, и мы очень переживали за жизнь героя, в случае успешного спуска ему можно было смело присудить разряд по альпинизму. Фотографировать не решились, так как кадры могли стать хроникой гибели молодого велотуриста…

Шутки шутками, но через час Серёжа всё же спустился в долину. Идти куда-то дальше было уже поздно, к тому же шел дождь. Мы решили заночевать в долине и не подниматься к Дамджайлоо – при пасмурной погоде горные озера теряют свою красоту.

1:55 – чистое ходовое время на подъем, 5:50 – общее время на подъем.

Общее время прохождения перевала между ночевками – 2:31.

Vсред=3,2 км/ч, t=2:31, S=8,3 км. tутро+9°С, tдень+3°С, облачно, снег. Высота ночевки 3836 м.

За день в ожидании Серёжи группа потеряла 4,5 часа.

19 июля, четверг

Мы отставали от графика на сутки. За этот день нужно было нагнать отставание и заночевать за Сары-Ташем, как можно ближе к Китайской границе. Спуск по долине реки Дамджайлоо был быстрый и интересный. В долине не было ни камней, ни кустов, по тропе на правом берегу реки можно было свободно ехать в седле


Утром снова было очень холодно. Чтобы попасть на тропу, реку нужно было перейти вброд. Берег был слегка заболочен, поэтому мы намочили ноги еще на подходе к реке. Ширина реки – 3 метра, глубина ниже колена, дно каменистое. Стремительный спуск по глубокой вытоптанной тропе, юрты скотоводов, бараны, лошади, несколько яков, погнавшихся за Серёжей. Юрты стояли примерно на середине спуска, от них к трассе вела хорошая грунтовая автомобильная дорога. На спуске мы встретили японца, студента с Хоккайдо, который взял такси, чтобы подняться как можно выше к озерам и затем погулять там пешком. С дороги открывался отличный вид на Алайскую долину: блестящая река, клубы облаков, пик Ленина и горы вокруг него.

Вид на Алайскую долину

16.9. Высота 2823 м. Трасса A372, поворот налево. На спуск понадобилось полтора часа. В последние семь километров дорога начала петлять по холмам, уклон сильно увеличился, и нам приходилось делать остановки, чтобы дать рукам отдохнуть от постоянного торможения.

Спустившись, мы принялись оттирать велосипеды от грязи, налипшей за время спуска. Заехав в Кашка-Суу, мы купили перекус и поспешили в Сары-Таш, где планировали остановиться на обед. Вид на Заалайский хребет был уже не тот – тучи заволокли долину и все горы вокруг.

Алайская долина   р.Алай

74.0. Сары-Таш. Все кафешки, коих в поселке штук пять, были закрыты. Кроме одной, где нам приготовили самсу, баурсаки и чай. Вкусно, очень дешево.

Сары-Таш находится на пересечении трёх крупных дорог, из поселка можно уехать в Таджикистан, Китай и на север, в Ош. На этом самом перекрестке мы встретили автостопщика из Испании (Испанский Антон Кротов), он тоже ехал в Китай, как и мы, на юг Такла-Макана.

Трасса А371 Сары-Таш – Иркештам. От Сары-Таша дорога прыгала по холмам на краю долины, постоянный сброс и набор высоты. Последние 10 километров перед ночевкой – долгий и выматывающий подъем по прямой.

Алайская долина


Еще в 2008 году асфальта на участке от Сары-Таша до Китая не было, представляю, каково было велотуристам на пыльной грунтовке вместе с десятками фур, проходящими по этой трассе ежедневно. Китайцы построили все основные дороги на юге от Оша: трассу Ош – Сары-Таш и ответвления от Сары-Таша в сторону Китая и Таджикистана. Всё ради торговли.

Толщина асфальтового покрытия – примерно 5 сантиметров, и, глядя на громадные 18-колесные фуры, кажется, что этого не вполне достаточно. В первый год эксплуатации дороги выглядят великолепно, во второй появляются мелкие трещины, на третий год асфальт в некоторых местах вспучивается и дорога становится опасной для проезда. Бывает так, что в горах после дождей глиной и камнями может завалить целую полосу, и кыргызы подолгу не расчищают дорогу. Мы видели, как в подобных местах глина успевала высохнуть и утрамбоваться под колесами многотонных фур. Движение становилось однополосным. Кыргызстан получил более-менее нормальные дороги и угробил их за три года.

На подъеме

Под вечер на той самой 10-километровой прямой нас всё-таки догнал дождь. Мы закончили подъем и поспешили разложить палатку в 20 метрах от дороги за высоким земляным бугром, оставшимся после строительства дороги.

Vсред=16,7 км/ч, t=6:33, S=109,6 км. tутро+3°С, tдень+10°С, облачно. Высота ночевки 3490 м.

20 июля, пятница

Высотный профиль первой половины дня

К утру облака рассеялись, небо приняло насыщенную голубую окраску, какую можно наблюдать только в горах. На юге блестели белоснежные пики Заалайского хребта, и то, что мы находились настолько близко к этим горам, казалось фантастикой. Мы поняли, что оказались на одной из самых красивых дорог мира!

С утра затяжной подъем продолжился, до вершины перевальчика оставалось около четырех километров. Солнце грело так сильно, что пришлось раздеться. К границе катили первые фуры и пассажирские микроавтобусы.

4.6. Вершина перевала, высота 3728. На пути из Сары-Таша мы набрали 550 метров абсолютной высоты без учета множества подъемов, после которых происходил резкий спуск.

На спуске с этого перевала мы попали в самую настоящую сказку. Вокруг нас были широкие зеленые лужайки, река в глубоком ущелье, белые горы удивительной красоты и рельефные травянистые склоны под ними. Прозрачный утренний воздух позволял разглядеть всё до мельчайших подробностей, идеальный асфальт давал возможность меньше обращать внимание на управление и смотреть по сторонам.

Вид на восточную часть Заалайского хребта   На спуске к Кызыл-Суу


Спуск с перевала к слиянию рек Кызыл-Суу и Кок-Суу был стремительным. На резких склонах мне без опасений за собственную жизнь удалось разогнаться до 63 км/ч. На слиянии Кок-Суу и Кызыл-Суу находился Кыргызский погранпост со шлагбаумом, где у нас взяли паспорта и переписали номера документов в тетрадочку. Названия рек переводятся как «зелёная» и «красная», и, правда, реки имеют именно такой цвет. Кызыл-Суу – мутный поток цвета охры, Кок-Суу – чистейшая река изумрудного цвета.

Слияние Кок-Суу и Кызыл-Суу

От слияния рек и погранпоста начался короткий подъем на перевал, за которым находился небольшой поселок Нура. Поселок был наполнен однотипными зданиями, состряпанными видимо, из строительных панелей, оставшихся от китайских строительных вагончиков. Домики стояли стройными рядами, было видно, что их возвели мгновенно, все сразу, китайскими темпами. От Нуры дорога повела нас вдоль реки к пограничному поселку Иркештам.

41.1. Пограничный переход Иркештам. Перед воротами КПП скопились фуры из трёх стран: Китая, Кыргызстана и Таджикистана. Фуры тянулись от начала поселка до его конца, водители дремали в кабинах, распахнув двери машин. Глядя на длинную очередь, мы купили в поселке пару дынь и тут же съели их. Сам Иркештам – жалкое зрелище – несколько десятков ржавых вагончиков, разбросанных по берегу реки. В вагончиках местные люди живут, торгуют, меняют валюту и предлагают заночевать дальнобойщикам.

Иркештам

Дыни были съедены, мы просочились сквозь ряды фур и оказались впереди очереди. Досмотр на Кыргызской стороне прошел гладко и спокойно: мы перечислили вещи, которые везли с собой и получили штампы о выезде из КР. Пограничники были рады, что в кой-то веки на КПП оказались русские, а не европейские велотуристы, поэтому вопросов в наш адрес было очень много. Сразу за КПП асфальт закончился. До Китая оставалось около двух километров пыльной грунтовки, забитой грузовиками. И вот, ворота Китайского КПП, беглая проверка наличия виз, пропуск в зону таможенного и паспортного контроля. До здания, где должна была проходить основная проверка, нужно было проехать еще около километра. Дальнобойщики из Душанбе предупредили, что у китайцев скоро обед, поэтому мы должны были поспешить.

На таможне мы пронесли все свои вещи, кроме велосипедов, в зал досмотра. В здании ощущалась легкая разруха, мучило ощущение новодела и жуткой халтуры. «Да, мы в Китае», - подумалось в первую очередь. Здание было довольно новым, не старше 10 лет, но всё вокруг выглядело обшарпанным, полуразвалившимся. В Киргизии всё проще – там уже всё развалилось, никакого подвоха не было, а здесь, в Китае, чувствовался переломный момент, когда всё еще держится, но с минуты на минуту точка перелома будет пройдена, и всё рухнет. Ощущение катастрофы придавала вековая пыль красного цвета, покрывавшая все предметы вокруг. Неделями ее наносило с улицы. По залу досмотра были протоптаны тропинки, на которых был виден настоящий цвет пола – сине-зелёный.

В этом здании каждую нашу сумку сперва просканировали, а после еще и вручную выпотрошили с расспросами о функциях наиболее интересных вещей. На проверку потребовалось около 40 минут. Затем один из русскоговорящих работников таможни сообщил, что дальше своим ходом мы ехать не можем, что дальше ведется стройка и движение на велосипеде запрещено. Мы были в шоке. Неужели это конец?

Нам предложили погрузиться в фуры и в них проехать 142 километра до Улугчата. Строительство дороги велось на протяжении 142 километров, поистине ударная комсомольская стройка, Великая стройка коммунизма, БАМ. От Улугчата, по словам, таможенников, мы могли продолжить движение на велосипеде, там строительство уже завершено, а здесь, от Иркештама до Улугчата работать будут до лета 2013 года.

Перед зданием таможни стояли три одинаковые фуры, в которые нас должны были равномерно распределить. На помощь в погрузке багажа было вызвано несколько солдат. Они привязали велосипеды к стойкам внутри кузова каждой из машин, закинули рюкзаки и махнули заплаканными платочками. Мы поехали в Улугчат. Каждый в своей фуре.

Китай
В начало

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments