Евгений Кудрявцев (travel54) wrote,
Евгений Кудрявцев
travel54

Малайзия. Мыс Пиай (Tanjung Piai), возвращение в Таиланд

День 115, 12 февраля, 138 км
План второй части моей поездки по Малайзии таков: вдоль западного побережья спуститься до мыса Пиай, самой южной точки Евразии, затем вдоль восточного побережья доехать до Кота-Бару и вернуться в Таиланд.


Вчера на выезде из Мелакки какие-то рэперы, все в тату и цепях, торговали дынями на обочине трассы и читали рэп. Такой необычный малазийский маркетинг. Чуваки тормознули меня и угостили дыней.
Ночевал на кукурузном поле, поэтому на ужин и завтрак была молочная кукуруза. Еще и на вечер три початка прихватил.
Весь сегодняшний день, несмотря на жару и сильный боковой ветер, мое лицо было растянуто в идиотской улыбке. Без внешних раздражителей, что мучили меня на Суматре, я вновь наслаждался окружающим миром, и мир этот был прекрасен. Солнце, пальмы, голубое небо, зелень и свежий ветер. В голове моей гуляли позитивные мысли о том, как хорошо быть в стране, где к тебе относятся с уважением. В Малайзии я чувствовал себя как дома. Здесь приятно говорить с людьми на английском языке. Продавец в магазине, хозяйка кафе или случайный мотоциклист в соседнем ряду на светофоре – все говорят по-английски и относятся к тебе без раболепства или, наоборот, насмешки.
Сегодня я заметил явное неудобство малазийских дорожных указателей. Названия крупных городов на указателях могут то появляться, то исчезать. В России все по-другому. Например, выезжаете вы из Искитима на трассу Р-256. Налево повернешь – в Ташанту попадешь, направо повернешь – в Новосибирск попадешь. Направление движения определяется конечными точками трассы. В Малайзии все не так. На важных развилках, где нужно точно понимать, куда тебе следует повернуть, может стоять указатель, в котором значатся промежуточные населенные пункты. Если вернуться к примеру с Р-256, то какой-нибудь Бердск или Бийск. В этом случае водителю необходимо держать в голове едва ли не весь перечень населенных пунктов, что попадется ему на пути в условную Ташанту. Может, это мелочь, но из-за нее сегодня утром я проехал поворот на Муар и потащился какой-то объездной дорогой.
Почему каждый велотурист – Винни-Пух? Винни-Пух был всегда не прочь немного подкрепиться, в особенности часов в одиннадцать утра, потому что в это время завтрак уже давно окончился, а обед ещё и не думал начинаться. Вот и я, сбившись с пути в Муар, махнул рукой и зарулил в продуктовый магазин, дабы чем-нибудь подкрепиться. Рука потянулась к привычным продуктам – хлебу и молоку. Качество хлеба и молока в странах юго-восточной Азии навевает тоску по дому. Хлеб – в основном тостовый, молоко – обезжиренное (1%). В Малайзии идет борьба с ожирением населения, поэтому в тренде продукты, символизирующие здоровое питание. В отличие от России, в Малайзии пальмовое масло продвигается как элемент здорового питания, поскольку не содержит холестерина.
Вечером выехал к морю. После заката начался прилив. В темноте какие-то люди на лодках (возможно, пограничники) ходили вдоль берега и кого-то усердно выискивали, освещая прибрежную акваторию мощным фонарем. Посветили и в мою палатку. Странное дело.
Ловил руками илистых попрыгунчиков, которые после заката потянулись из воды на берег, ел вкуснейшую папайю (в Малайзии она тоже ничего), слушал радио.
День 116, 13 февраля, 140 км
Ночью вокруг палатки бегали крабы. Они скрипели клешнями и рыли ходы под палаткой. Проснувшись, обнаружил на песке многочисленные крабовые следы.
Перед выходом на дорогу кое-как отмыл ноги от прилипчивого ракушечного песка. Эти песчинки плоские и не смываются, даже если бить в них струей воды. Странное дело.
Утром заехал в город с красивым названием Pontian. Сам город – так себе. Малайзийские города, за исключением пары-тройки самых крупных, вообще представляют собой унылое зрелище и в это очень похожи на города китайские. Бесконечная череда офисов, магазинов, шиномонтажек, кафешек и ресторанов. На окраине городов – промзоны, склады, стоянки, заправки. Безликая утилитарная архитектура, выцветшие вывески, потрескавшаяся штукатурка. Завидую тем, в чьем представлении малазийские города выглядят иначе, но, поверьте, Куала-Лумпур – это еще не вся Малайзия.
В общем, к десяти часам утра докатил до мыса Пиай.


Ориентировался по дорожным указателям (Tanjung Piai), знаки не подвели.
Вход в нацпарк Tanjung Piai оказался платным и необоснованно дорогим. Для взрослых иностранцев – 21 ринггит.


Я решил, что обойдусь без посещения парка, и выехал к берегу в пятистах метрах севернее мыса. Зря они так.



Чтобы выехать на трассу №5 и добраться в Джохор-Бару, я не стал возвращаться с мыса обратно в Понтиан, а решил срезать и поехал по глухим дорогам через пальмовые плантации. Перед Джохор-Бару начались приличные холмы, подул встречный ветер.
Добрался до пролива, разделяющего Малайзию и Сингапур.


Поглазел на задворки острова и поехал дальше. Никаких небоскребов и всей той знаменитой сингапурской красоты из Малайзии, конечно, не видно, и по сравнению с Сингапуром Джохор-Бару здесь выглядит более выигрышно.


Кстати, рядом с проливом находится ж/д вокзал, с которого уходят поезда на Сингапур. Чтобы попасть на остров россиянам требуется виза.

Из города по шоссе №3 – в сторону Kota Tinggi. Большой поток машин, пробки.
Вечером было сложно найти место для ночевки – то населенка, то рельеф, то огороженные пальмовые плантации. В итоге остановился на небольшом пятачке в ста метрах от дороги. Вечером наблюдал сбор дурианов. Несколько человек с фонарями ходили под деревьями и усердно искали упавшие плоды, раздвигая траву палками.
Перед сном попивал чай и наблюдал за самолетами, взлетавшими из Сингапура. Где я нахожусь…
День 117, 14 февраля, 147 км
Крутил педали почти весь день, по суматранскому сценарию. Куда тороплюсь? У меня ограниченное количество налички, ее хватит на 7-10 дней, за это время мне нужно успеть выбраться из Малайзии.
Было много горок, почти сплошные холмы, и ветер в лицо. Это тот же восточный ветер, что дул навстречу два предыдущих дня. Виды вокруг самые обыкновенные: пальмы, пальмы, пальмы.



Весь день во мне фонтанировали воспоминания о текущем путешествии. Как много события я пережил! Непал! Индия! Как давно это было! Сегодня я сказал себе: «Я счастлив». Счастлив тем, что видел своими глазами потрясающе красивые и интересные места: Катманду, Дели, долину Чандры и Индийский океан. В моей голове хранятся истории, которые я смогу вспоминать и пересказывать всю жизнь. Мало кому выпадает возможность путешествовать таким образом, мало у кого есть знакомые и друзья в Индии или Малайзии. Благодаря этому я чувствую свою причастность ко всему миру.
Сегодняшний день был облачным и прохладным. Обедал в ресторане у китайцев, то есть у малазийцев китайского происхождения.


Китайцы составляют пятую часть населения страны, тема китайского влияния в Малайзии непростая. Можете почитать под катом:

[Spoiler (click to open)]В Британскую Малайзию китайцы начали массово прибывать как мелкие и средние коммерсанты по приглашению британских колонизаторов. Сами англичане не желали селиться в жарком тропическом климате Малайзии. Китайцы, а также индийцы же стали своеобразным буфером между английской военно-административной верхушкой и массой аграрного мусульманского населения (малайцы и другие автохтонные народы — бумипутра), недружелюбно настроенного по отношению к британскому колониализму. Похожая ситуация сложилась также в Голландской Ост-Индии (современная Индонезия). Однако в Малайзии относительная доля китайцев достигла 40 % в конце британского правления. С распадом Британской империи и предоставлением независимости Малайзии, малайцы стали активно участвовать в политике страны. Рост малайского национализма привёл к политике дискриминации нетитульного населения страны, в первую очередь китайцев, многие из которых воспринимались как посредники британского колониализма. В настоящее время свыше 80 % малайских китайцев родились в Малайзии. Традиционные религии — буддизм, даосизм. Около четверти современных китайцев Малайзии исповедуют христианство протестантского толка, в основном это представители близкой британцам в прошлом торговой элиты.
Выходцы из Северного Китая составляют не более 13 % китайского населения Малайзии[источник не указан 960 дней], поэтому основные родные языки китайцев страны относятся к южным языковым семьям: хакка, кантонский и прочие. Знание севернокитайского (путунхуа) растёт. Хорошо владеют также английским и малайским языком. Культура и кулинария малайских китайцев представляет собой сочетание довольно архаичных южно-китайских элементов с примесью местных традиций. Отношения с местным малайским большинством напряжённые, имеется значительный конфликтный потенциал во многих плоскостях. Китайцы контактируют больше с индийским меньшинством. За два века подобных контактов в стране сформировалась особая смешанная индо-китайская субэтническая группа, известная как киндийцы (или чиндийцы). Несмотря на то что немусульмане в стране формально не подчиняются мусульманским законам, правительство взяло курс на постепенную малаизацию и исламизацию страны. К примеру, после 2000 года правительство запретило местным церквям звонить в колокола, но жалобы китайцев на ранний азан с минаретов остаются без внимания.


Вечером, лежа в палатке, снял с себя трех пиявок. Я встал на ночевку в болотистом месте с высокой и сочной травой. Как оказалось, трава кишела пиявками. Те, что впились мне в ногу, успели попить моей крови и заметно надулись.
День 118, 15 февраля, 167 км
Как же много в Малайзии сбитой и раздавленной автомобилями живности! Удавы, обезьяны, лягушки лежат то на проезжей части, то на обочине. Сегодня впервые увидел на обочине двух крупных кошек размером с детеныша леопарда, с такой же леопардовой окраской.


Цивилизация неотступно теснит дикий животный мир Малайзии.

От места ночевки до города Куантан – 155 км. С утра поставил перед собой задачу за день добраться до города. Половину пути ехал против ветра. В Куантане оказался в 17:00. Оказалось, согласно Китайскому календарю, сегодняшний вечер был предновогодним, поэтому практически все заведения Куантана были закрыты. Мне пришлось долго колесить по городу в поисках магазина. Купил продуктов на ужин и поехал ночевать к морю. Волны оказались довольно сильными – не искупаешься.
Который раз подряд замечаю: малазийцы не готовы делать скидки при покупке большого количества товара. Покупал, например, сегодня папайю. Сказал, что возьму четыре штуки, и попросил скинуть пару ринггитов от общей суммы. Лицо продавца приняло такое выражение, будто я попросил в дар всю фруктовую палатку.
Сегодня было очень жарко, но даже в самую жару я продолжал ехать. Обедал в кафе углового типа. Такие заведения распространены в малазийских городах. Они располагаются в зданиях, выходящих к основным улицам. В таких кафешках двери либо отсутствуют вовсе, либо сделаны из стекла и постоянно открыты нараспашку. Сидишь в таком кафе, и ветер обдувает тебя со всех сторон, а мимо проходят люди, проезжают машины. И народу в таких кафе, как правило, битком.
День 119, 16 февраля, 151 км
Китайский Новый год отмечает Малайзия! В связи с этим, с 16 по 19 февраля подавляющее большинство заведений страны не работает вообще. Сегодня я испытал это на себе. Едешь себе по трассе сквозь вымершие города, наблюдаешь опущенные рольставни магазинов и парикмахерских, перевернутые стулья в кафе. В эти дни не отлынивают от работы лишь автозаправки, сетевые магазины вроде SevenEleven, некоторые автомастерские и мелкие кафе. Также работают прачечные, в которых стоят стиральные машины со встроенными терминалами оплаты.
Многие малазийцы используют новогодние выходные для поездок по стране. Авто- и мотоклубы устраивают массовые покатушки. По трассам проносятся колонны малолитражных мотоциклов, звенящих глушителями, как тысячи ос. Многие лихачат и едут на мотоцикле лежа. Попадаются группы крутых дальнобойных мотопутешественников на дорогих и мощных аппаратах.
Проезжал завод Petronas по сжижению газа.


Petronas – крупнейшая государственная нефтегазовая компания Малайзии, одна из крупнейших мировых корпораций. В общем, добывают и перерабатывают в огромных количествах нефть и газ. Что-то вроде Газпрома, только со 100%-ным участием государства. Штаб-квартира Petronas находится в тех самых башнях-близнецах, что возвышаются в центре Куала-Лумпура.
Так вот… Проезжал я мимо завода Petronas по сжижению газа. Тянулся он километров пять по обе стороны трассы. И все бы ничего, но меня восхитил принцип работы, которым руководствуется коллектив корпорации, и основы этого принципа написаны на стенах одного из корпусов завода: «Не хами людям, береги оборудование, не допускай инцидентов на производстве». По-моему, круто.


Сегодня я позволил себе расслабиться и тратил деньги больше, чем обычно. Ананас, сок манго в неприличном количестве… Однажды у продавца не оказалось сдачи с 50 RM (стакан стоил 3 RM) и он отдал мне сок бесплатно.
После обеда понял, что отстаю от плана, и последний перед закатом час ехал на скорости 27-29 км/ч, чтобы выехать из 150 км. Удалось. С рюкзаком гнать на такой скорости непросто, но после суматранских горок это мне по силам.
Стоянка на море, вечернее купание.


На волнах меня разболтало, и я неловко повернул травмированную ногу. Начала побаливать.
Песок на пляже оказался крупным и желтым, похожим на кукурузную крупу. На берегу очень много плавучего мусора: пластиковые ведра, буйки, поплавки, бутылки, пакеты. Южно-Китайское море вообще очень грязное. Тонны пластика лежат на песке, и никто этот мусор никогда не уберет.


День 120, 17 февраля, 159 км
Безликое восточное побережье континентальной Малайзии. Может, вся окружающая меня скукота объясняется тем, что я еду по шоссе №3, а не по второстепенной дороге в горах? Может быть. Хотя мне думается, что вся малазийская, как сейчас любят говорить, «мякотка» сконцентрирована на западном побережье – вокруг столицы.


Куала-Теренгану – довольно милый городок в устье реки Теренгану. Мечеть на воде.
Чем обезоруживает Малайзия – так это множеством перекрестков с чрезвычайно неудобной настройкой светофоров. На каждом таком перекрестке можно простоять 4-5 минут. Стоя под палящим солнцем в безветренную погоду, быстро перегреваешься, и своего «зеленого» дожидаешься с огромным трудом. Все дело в том, что зеленый сигнал светофора в Малайзии загорается для полос, следующих в одном направлении. То есть за один «цикл» зеленый сигнал загорается четыре раза, а не два, как в России, поэтому малазийские водители стоят на перекрестках как минимум в два раза дольше, чем российские. Стоя на перекрестке в Малайзии, ты только и делаешь, что наблюдаешь, как счастливчики на встречной или «поперечной» полосе начинают движение на зеленый, в то время как ты продолжаешь жариться. Перекрестки здесь действительно отнимают очень много времени. Не преувеличивая, могу сказать, что за день при движении через города вы можете суммарно провести на перекрестках целый час.
Сегодня выдался жаркий день: около 32-35 градусов в тени при высокой влажности. В такую погоду хочется пить, хотя жидкость почти не спасает от жары. Налег на соки: манго, кокос, неизвестные фрукты по 2 RM за стакан. Однажды в ожидании выполнения моего заказа я простоял под солнцем десять минут. Продавец сока был занят – жарил кучу шашлыка для клиента, сидевшего в кондиционированном автомобиле. Когда этот клиент получил свой заказ, вместе с деньгами за шашлык он протянул продавцу деньги в счет оплаты моего сока. Якобы в качестве извинения за мое долгое ожидание. Представляете?
Фрукты на улицах Малайзии стоят дороже, чем где бы то ни было. Бананы – 5-6 RM, манго – 7 RM за килограмм. Зато в небольших кафешках можно позавтракать необычайно дешево: всего 2 RM за рис с курицей. Такие цены встречаются не часто. Иногда за «голый» рис без всяких добавок просят 4 RM. Большой разброс цен.
Наблюдал колонну профессиональных велогонщиков в количестве 30 человек. Ехали пелотоном. Впервые видел подобное и был сильно удивлен, насколько плотной может быть колонна велосипедистов. Судя по билбордам на улицах Малайзии, национальная велосипедная команда – это гордость страны, здесь велоспорту уделяется огромное внимание.
В целом, сегодня я не напрягался, хоть и крутил педали весь день. Часто с дороги проглядывалось море, но купаться меня не тянуло – волны портят все наслаждение от купания. Знающие люди говорят, что тихо на море здесь бывает лишь ранним утром. Исправить ситуацию могли бы волнорезы, но странным образом я не видел в Малайзии ни одного волнореза.


На западе начали проглядываться горы. В этих горах я мерз в январе.
У меня осталось всего 50 RM наличных. Завтра собираюсь перебраться в Таиланд, поэтому денег должно хватить.
Ночевал среди пальм.



День 122, 18 февраля, 125 км
52 км до Кота-Бару и еще 40 км до тайской границы. В Кота-Бару устроил небольшой праздничный обед по случаю прохождения малазийского этапа путешествия. Сам город впечатление не произвел. Возможно, потому, что я затронул лишь окраины и не видел центральной части.
Неспешно добрался до границы. На КПП с малазийской стороны стоит будка, сидящий в ней пограничник ставит штамп и принимает следующего. Вся процедура занимает не дольше 20 секунд.


С тайской стороны все сложнее. Тут я опять не разобрался с миграционной картой, и мне пришлось заполнять ее дважды.
В приграничном тайском городке Sungai Kolok (название совсем малазийское) засиделся в кафе. Зарядил все, что можно зарядить, сфотался с владельцами заведения. Цены на бананы в городке в разы отличаются от тех, что можно встретить с другой стороны границы, - всего 10 бат за килограмм. С такими ценами на бананы с голоду не умрешь точно!
На вечернем продуктовом рынке в поселке Sungai Padi купил вкуснейшие штуковины в банановом листе по 5 бат за штуку. Мегавкусно! Что-то сладкое и кокосовое. И сладкий рис с посыпкой из рыбной крошки тоже был ничего.


Только отъехал от рынка, как меня догнали женщины на мопеде и вручили в подарок пакет с бесплатным ужином. Развернув пакет на месте ночевки, обнаружил внутри коробки с салатом, курицей и рисом. Представляете?
Таиланд – это природа! Сразу за приграничным городком начался лес, которого мне так не хватало в Малайзии. И в этом лесу проложена асфальтированная дорога идеального качества.
Сразу замечаю особенность южных провинций Таиланда. Каждые 5-10 километров на дороге попадаются укрепленные военные посты. Ежи, колючая проволока, маскировочные ограждения, мешки с песком, автоматчики на вышках. Все очень серьезно.
Ночевал на плантации гевеи. Ближе к утру на место стоянки приехали сборщики сока. Я уже описывал, когда и зачем сборщики приезжают на плантацию, поэтому не буду снова заострять внимание на этом. Никакого вреда эти люди мне не доставили.
Оказавшись в Таиланде, у меня уже не было необходимости куда-либо спешить. Я планировал еще раз побывать в Чумпхоне и навестить своих друзей, а затем добраться до Бангкока, чтобы остановиться там на несколько дней.
Tags: bybicycle, Велотуризм, Малайзия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments