Евгений Кудрявцев (travel54) wrote,
Евгений Кудрявцев
travel54

Суматра. Покидаю остров

День 105, 2 февраля, 122 км
Рано утром, подъезжая к Бенгкулу, наткнулся на супермаркет и купил разных вкусняшек, чтобы отпраздновать достижение самой южной точки маршрута. Последний взгляд на Индийский океан, который буднично плескал волнами на прилизанный песок. В центр города не заезжал – слишком много транспорта. При первой возможности свернул налево, от берега.


Завтракая в кафешке у самой обочины трассы, увидел колонну из 30-50 велосипедистов. Судя по всему, это были полицейские или военные. Все как на подбор: примерно одинаковый рост, комплекция, стрижка, обувь. Колонну сопровождал грузовик. Ехали мужики не просто медленно, а очень медленно. На меня и мой велосипед никто внимания не обратил.
После поворота налево мой путь лежал от океана вглубь острова через невысокий хребет. Не доезжая восточного побережья, я планировал повернуть на север и добраться до Думая, чтобы уплыть обратно в Малайзию.
К хребту подъехал быстро. Подъем на высоту 777 м дался непросто. Было сложно угадать, на какой высоте и на каком витке серпантина находится седловина. Наверху я был уже во второй половине дня. Поднимаясь на перевал, заметил паренька, продававшего папайю в лавке возле дороги. Парень пригласил меня на перекус. Он ел папайю, приправляя ее острым соусом. Сочетание вкусов мне не понравилось, но я знаю, что папайя с перцем – это то, что на Суматре распространено повсеместно. На этом-то перевале я и распробовал папайю, один из самых вкусных фруктов Юго-Восточной Азии. Многие, кто бывал в этом регионе, удивятся и скажут: «Безвкусная тыква эта ваша папайя». А я отвечу, что не ту папайю вы ели. Суматранская папайя сочная и сладкая, с красноватой мякотью. И, что самое главное, она очень дешевая.


Спустившись с перевала в город Kepahiang, остановился на обед возле пункта приема кофе. Даже не возле, а в самом пункте, спросив, свободен ли табурет, стоявший у входа. Я неспешно выгребал из рюкзака свой обеденный скарб: котелки, стаканы, ложки, чайные пакетики и сахар. Персонал кофейной базы заинтересовался произошедшим, и вместо чая я, естественно, пил кофе. Все время, что я просиживал за обедом, мимо таскали мешки с кофейными зернами. Мешки грузили в большую машину, которая должна была отвезти кофе в Медан, на север Суматры, чтобы оттуда кофе разъехался по всему миру. Килограмм робусты на базе стоит 100 рублей (25 тыс. рупий). В Кепахане и его пригороде выращиванием кофе занимаются очень многие. Википедия говорит, что кофейными плантациями занято 25 тыс. га земель района Кепахан. В год с кофейных кустов в Кепахане собирают около 16 тыс. т. зерен, причем выращивают не только Робусту, но и Арабику.
Из Кепахана я направился в сторону Лубуклингау. Дорога в этот город огибает действующий вулкан и проходит через перевал высотой 1120 м. На подъеме слева от дороги виден едва угадываемый среди ландшафта огромный кратер древнего вулкана с озером на дне. Вся местность вокруг плотно заселена. Вечером люди сидят возле своих скромных жилищ и наблюдают за происходящим на дороге. Мое появление всюду вызывает оживление.
Найти тихое и укромное место для ночевки в такой ситуации очень сложно. Поняв, что свободных от жилищ мест мне не сыскать, я попытался напроситься на ночлег в двух домах, но ни в один меня не пустили. Езжай в гостиницу – и всё. Просился я, конечно, не в дом, а на участок, чтобы переночевать в палатке.
Единственным разумным выходом было ночевать в полиции. Заехал в первое попавшееся отделение и попросился на ночлег. Мне без лишних разговоров выделили комнату в здании, которое, видимо, долгое время не эксплуатируется. Полицейские провели меня в душ, угостили кофе и булочками. А теперь представьте что-нибудь подобное в отделе полиции в российской глубинке. Конечно, полицейские проверили мои документы, даже сфотографировали паспорт, но это вполне логичные и оправданные меры безопасности. Так что если у вас возникнут проблемы с поиском места для ночевки на Суматре, смело заезжайте в полицию.
По-английски никто из полицейских не говорил. Атмосфера на участке была очень расслабленной: мужики пили кофе, слушали музыку. Коротая смену, всю ночь играли в бильярд. Ночь была холодной. Высота как-никак.
День 106, 3 февраля, 162 км
Все тяжелее выдерживать массовое помешательство этих бестактных людей. Я о суматранцах. Подробностей не будет.
Утром долго, около 20 км, спускался в некий городок. Широкие улицы и целый поток мотоциклистов на встречной полосе. Лавируешь между ними, будто не они, а ты едешь по встречке. Точно как в Индии.
Весь день дорога петляла вдоль равнинной реки, поднимаясь на невысокие горки. Ничего примечательного в природе не наблюдается.
Местные говорят, что сегодня жаркий день. Жарища действительно была нешуточная. Можно отметить, что жара здесь, на юге Суматры, начинается в 11 часов и заканчивается в 15. Терпимо. В это время нежелательно ехать, а лучше сделать остановку на один-два часа.
Папайя в этих местах всего 20 рублей за плод весом 2 кг. Также вчера всего за 16 рублей купил килограмм шикарнейших авокадо.
День 107, 4 февраля, 150 км
Участок маршрута от Бенгкулу до Думая я решил пройти в спринтерском режиме, то есть как можно быстрее. Еду от зари до зари с часовыми остановками на обед. Обед стараюсь устраивать после достижения определенной точки, чаще всего какой-то круглой цифры дневного пробега (80 или 90 км). Как правило, обед приходился на отрезок с часа до двух. Описание событий на участке маршрута до Думая будет беглым. Отчасти потому, что и событий особых не происходило, да и ничего интересного на юго-востоке острова я не приметил.
Вчера вечером прошел дождь, сегодня днем слегка моросило. Обедал после 90 км пути, как вчера. После обеда начались горки, хорошие, затяжные и непрерывные, одна за другой, вплоть до города Бетунг. Скорость резко упала, а мышцы мгновенно подсели. В Бетунге я свернул с трассы, ведущей в Палембанг, и поехал на север. Горки продолжились. Забегая вперед, скажу, что закончатся они через несколько дней пути, а предстоящий отрезок с точки зрения рельефа будет едва ли не самым сложным за весь поход.
Движение по трассе осложняется плотным трафиком, отсутствием обочины и огромными ямами через всю полосу, в которые можно уместить небольшую легковушку. Ямы глубокие, и издалека их не очень хорошо видно.
День 108, 5 февраля, 145 км
145 км за день по этому ужасу дорогого стоят. Ехал практически на морально-волевых. Тут тебе и рельеф, и качество дорожного покрытия. Кажется, чтобы асфальт превратился в такое месиво, подготовка основания для асфальтирования должна полностью отсутствовать. Кидай асфальт на траву, катай катком. При движении под горку приходится хорошо тормозить, чтобы не влететь в ухаб. Широкие маневры на дороге невозможны – с обеих сторон довольно насыщенный трафик. С утра прыгал по горкам (сил еле хватили), но после 100 км рельеф немного выровнялся. Солнца сегодня почти не было – облака. Дождь лил два раза, после дождя душно.
В обед по традиции пил чай, налив кипяток в придорожном кафе. После каждого чаепития замечаю две лужицы на столе. Это пот, стекавший по рукам. Горячий чай запускает природные механизмы терморегуляции: тело потеет и естественным образом охлаждается. Никакой лимонад, никакая минералка чаю здесь не конкуренты.


Ночевка в плантации гевеи. Среди ночи слышу, как на дороге шумят грузовики – поток транспорта не иссякает даже в темное время суток. Ездить по этим дорогам и днем опасно, что уж говорить про ночь.
День 109, 6 февраля, 142 км
Судя по цифрам дневного километража после выезда из Бенгкулу, не скажешь, что каждый день я работаю на износ и вечером падаю в палатку практически без сил. 80 км до обеда, 60 км – после. Строгий рабочий режим, которому хочется следовать, несмотря на рельеф.
На 31 км дневного пробега – город Джамби, центр провинции. В сам город не заезжал, миновал по объездной. Джамби расположен в долине крупной реки, поэтому за несколько километров до города и несколько километров после него дорога выполаживается.
Одометр показывает 11000 км с начала путешествия.


За Джамби асфальт значительно улучшился, но рельеф вернулся. Теперь я могу свободно катиться под горку, это позволяет по инерции забираться на невысокие горки и тем самым экономить кучу энергии. Средняя скорость растет.
Пейзаж изменился: появились холмы, покрытые пальмовыми плантациями.
День 110, 7 февраля, 143 км
В полночь резко зарядил дождь. Не просыпаясь, и не до конца осознавая происходящее, я на автомате закрыл тент палатки и застегнул две молнии. В путешествии я выработал в себе навык не отвлекаться на ночные раздражители и спать, несмотря ни на что. Исключение составляют разве что комары, которые пробираются через дыры в палатке. Сегодня они жрали меня и жужжали вокруг всю ночь, не дав выспаться, но зашивать палатку я все равно не хочу. Локтями я пообрывал внутренние карманы на москитной сетке, и сквозь небольшие щели комары проникают внутрь.
Который день подряд кручу в горку, испытывая постоянное напряжение. Позволить себе длительный дневной отдых я не могу – после такого отдыха сложно втягиваться в ритм.
Снова купил папайю. Точнее, взял бесплатно. Заметил, что в городах перекупщики завышают цены на этот фрукт, и папайя гниет на прилавках, не пользуясь спросом. Две «доходящие» папайи продавец отдала мне бесплатно, потому что завтра эти плоды все равно оказались бы в канаве. Здесь, на юго-востоке Суматре фрукты выбрасываются повсеместно. Всему виной жадность перекупщиков. Бананы по 60 рублей за килограмм.
Природа стала красивее: появились какие-никакие, но горы. Фотографировать их бессмысленно – уж очень невысокие.
Сегодня исполнилось четыре месяца со дня начала моего путешествия. Давно это было. Слишком много событий произошло со мной, но, к счастью, я еще в пути.
Вечером, уже лежа в палатке, услышал, как на место моей стоянки пришли дикие кабаны. На этот раз это на самом деле были кабаны. Прогнал их несколькими хлопками.

Ночью вокруг ревели обезьяны. Джунгли живут своей жизнью.
День 111, 8 февраля, 148 км
Будучи днем буквально съеден глазами проезжающих мимо и сидящих на обочине суматранцев, вечером был ошарашен подаренной бутылкой минеральной воды. Получил презент из окна машины.
Горки в какой-то степени стали более пологими. Меньше крутых подъемов, больше затяжных спусков. На 95 км пересек экватор и снова попал в родное северное полушарие.


На экваторе стоит стела. Некоторые буквы отвалились, монумент давно не ремонтировался, но посыл сооружения по-прежнему улавливается. Экватор тут!

На трассе по-прежнему опасно. Водители спешат и рискованно обгоняют. Асфальт снова испортился. Тут тебе и волнистый асфальт, и бетонка, по которой будто скачешь галопом на лошади.

Много бездельников встречаю я на Суматре. Сидят в тени, курят. Безработица! Много женщин слоняется без дела. Может, мужики зарабатывают достаточно, чтобы обеспечить жен всем необходимым? Сомневаюсь.
Днем видел, как трехлетний ребенок, сидя на земле, играл здоровенным ножом. Махал им направо и налево. Еще видел, как женщина-мотоциклист, стоя на обочине, копалась в сумке, зазевалась и уронила мопед, на котором  сидели две ее дочки: младшая, лет пяти, и старшая, лет двенадцати. Младшая отлетела в сторону, и ее чудом не придавило мопедом. Как только старшая дочка поднялась с земли, мать дала ей хлесткую затрещину за то, что девочка не удержала сестру и мопед. Норма!
Вообще самые мерзкие и опасные существа на Суматре – это дети. То, как они ведут себя по отношению ко мне, напоминает мне зоопарк. И лишь одно остается непонятным – с какой стороны клетки нахожусь я в этом зоопарке.
Сегодня весь день небо покрывали тучи. Это спасает от жары.


День 112, 9 февраля, 152 км
Завтрак в городе Pelalawan, выезд в сторону города Siak.


Сразу за Пелалаваном начались сумасшедшие горки, крутые и затяжные. Фуры-контейнеровозы едва справлялись с уклоном. Горки длились около 35 км, затем последовала 25-километровая прямая в Сиак, против ветра и почти без населенки. Пустынные заболоченные места.
Сиак очень понравился. Красивый мост через речку, очень красивая мечеть на берегу реки, ухоженные улицы. Будто и не Суматра вовсе.
Вечером выбрался к морю, заночевал на берегу.


Место не годится для купания – на дне сплошной ил и коряги. У воды тепло даже после заката. Вечером сидел на нагретом солнцем бетонном парапете и пил чай, глядя на болтавшийся в море прогулочный кораблик. Завтра я буду в Думае.
День 113, 10 февраля, 108 км
В 12:30 я был в пассажирском терминале порта Думай. Я прилетел сюда, подгоняемый попутным ветром и желанием поскорее убраться с острова. Несся на сплошном адреналине и радости от ощущения, что маршрут по Суматре длиной около 3200 км позади, и я наконец-то возвращаюсь в Малайзию.
К сожалению, паромы на материк в этот день не ходили, и в билетной кассе, которая, кстати, находится не в самом порту, а в отдельном офисе в центре Думая, мне предложили билет до Мелакки на 11 февраля. Паром в Порт Кланг ожидался лишь через несколько дней. Билет в Мелакку стоил 320 тыс. руп. Купить билет мне помог один дядька, который работал учителем английского языка в местной школе. После того, как билет был в руках, дядька предложил мне переночевать в той самой школе, и я без долгих раздумий согласился.
От порта до школы было около двух километров. Я расположился в одной из комнат, отведенной специально для иностранных гостей. Через некоторое время в комнату вошел директор этой школы. Он объяснил мне, как обстоит дело. Оказалось, что иностранцев приглашают в эту школу неспроста. В обмен на ночлег гости должны провести урок с учениками школы, дабы те попрактиковались в английском языке. Читатели моего блога знают о моем отношении к суматранским детям, и я не вижу необходимости объяснять, почему я убрался из этой школы, несмотря на просьбы директора остаться. После моего отказа директор сбегал в свой кабинет и принес из него путеводитель Антона Кротова по Индонезии, в которой сообщалось об этой школе. Оказывается, известный российский путешественник ночевал в той самой комнате, куда поместили меня. Вместе с путеводителем директор притащил мне тетрадку, гест-бук, в котором иностранцы, ночевавшие в школе, написали свои отзывы о ней.
Директор школы искренне не понимал причин моего отказа, и тогда я на повышенных тонах, изливая накопившийся за три тысячи километров негатив, высказал все, что думаю о суматранских детях и об отношении к белым на Суматре. Мужик был в шоке и, казалось, не верил ни единому моему слову. «Прошу, чтобы тотчас вас не было в этих стенах», - сказал дядька, а я и рад был свалить оттуда.
Отмечу, что меня зазывали в эту школу еще во время моего прибытия на Суматру. Тогда я не собирался ночевать в Думае и никак не отреагировал на приглашение. В порту постоянно дежурят представители школы, поэтому, если вы сойдете на берег Суматры в порту Думай, у вас есть все шансы оказаться в той самой школе. Как говорится, вэлкам.
Что ж… Я снова был на улице, и у меня не было ни малейшего представления о том, где мне предстоит провести эту ночь. Прежде чем решить эту проблему, я на пару часов погрузился в Интернет, попросив Wi-Fi в салоне мобильной связи. Скачал записи любимых радиопередач, чтобы послушать их ночью и принял поздравления от брата в связи с завершением суматранской части путешествия.
Покинув салон мобильной связи, покатился по городу в поисках места для ночевки. Спать в гостинице было не на что – я обменял оставшиеся индонезийские рупии на малазийские ринггиты, оставив часть для оплаты багажа при посадке на паром.
Место для ночевки нашлось в районе порта. Дождавшись темноты, разбил палатку на пустыре. Мне кажется, это единственное место в Думае, где можно заночевать в палатке.
День 114, 11 февраля, 34 км (по Малайзии)
Приехал в порт в 7:30 (паром отходил в 9:30). Внутри и снаружи было пусто – никого, кроме охранников, которые провели меня в зал ожидания. Через пять минут в зал вошла девушка европейской внешности. После 10 секунд разговора на английском языке мы оба поняли, что можем общаться по-русски. Девушка, Яна, оказалась родом из Томска. Она одна путешествовала по Азии: Таиланд, Малайзия, Суматра, Сингапур, Индия. Свой путь Яна начала в декабре в Таиланде, а завершить его планировала в мае на севере Индии. Так оно и случилось.
В 9:00, за полчаса до отхода парома мы прошли паспортный контроль, заплатили портовый сбор в сумме 50 тыс. рупий и отдали 10 тыс. рупий за багаж. Количество мест багажа не учитывалось.
В пути сильно бросало на волнах, матросы начали раздавать пассажирам пакеты на случай «буэ». Несколько раз по неясным причинам катер полностью останавливался. Один раз судно остановилось из-за того, что все питание на борту вмиг отключилось. Работала лишь сирена, которая истошно повторяла единственно известное ей «уиу-уиу».
И вот вдали показались высотки Мелакки. Малайзия, другой мир, цивилизация. Исторический центр Мелакки внесен в список всемирного наследия Юнеско. Туда, в центр, мы и направились с Яной, чтобы приобрести
наличной малазийской валюты и пообедать.


Было воскресенье, и почти все обменные пункты в городе оказались закрыты. В результате я купил у Яны часть имевшихся у нее ринггитов, а она позже обменяла индонезийские рупии на ринггиты в неком торговом центре, где обменник работал. На пути в этот торговый центр мы и попрощались.
Я поехал по маршруту на юг Малайзии.
Tags: bybicycle, Велотуризм, Индонезия, Малайзия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments