Евгений Кудрявцев (travel54) wrote,
Евгений Кудрявцев
travel54

Из Малайзии в Индонезию. Порт Кланг – Думай. Остров Суматра

В пригороде Куала-Лумпура я провел два дня. В гостях у Абу было очень хорошо, и я чувствовал себя почти как дома. Освоил непривычную для себя стиральную машину с вертикальной загрузкой и выстирал все, что было можно выстирать, широко разгулялся на вверенной мне кухне и приготовил много сытной еды, отмыл велосипед и выспался. Кстати, в Ша-Аламе находится одна из самых красивых мечетей, что я видел в Малайзии.

Самое полезное, что приобретает путешественник, живя за границей в гостях у местных жителей, - это возможность практиковаться в английском языке. Конечно, при условии, что местные говорят по-английски. У Абу был прекрасный английский. И его 16-летний сын Адам владел разговорным английским гораздо лучше меня. Поэтому за пару дней общения со своими новыми друзьями мне удалось избавиться от барьера между мыслью на родном языке и словом на английском. Несмотря на свой скудный словарный запас, я мог выразить по-английски почти любую мысль. Ведь вся сложность общения на иностранных языках для тех, кто изучал эти языки в школе или ВУЗе, объясняется только отсутствием практики и мотивации к дальнейшему изучению языка. Лексика и синтаксис, которые вы едва помните из школьных уроков, через пару дней общения с носителями языка неведомым образом освежаются в памяти и легко применяются в живой беседе. Главное не стесняться ошибок.
Проехав Малайзию, я наконец-то созрел для покупки нормальной велосипедной одежды. Точнее, я решился спустить деньги на велошорты. 15 января Абу и Адам нашли время, чтобы провезти меня по велосипедным магазинам Куала-Лумпура и помочь мне в покупке шортов. Заехав в пару специализированных велосипедных магазинов и ужаснувшись ценами, мы решили ехать в Декатлон, где за относительно небольшие деньги можно купить довольно сносные спортивные товары китайского производства. В итоге я решил «шикануть» и в довесок к шортам купил дождевик и бандану, заплатив за все 187 RM. В специализированных магазинах этих денег мне едва хватало на шорты.
Планируя переправу из Малайзии на Суматру, я собирался плыть в порт Думай из Малакки, что в двухстах километрах к югу от Куала-Лумпура. Узнав о моих планах, Абу предположил, что перевозчик по маршруту Малакка-Думай обанкротился и сообщение между этими портами прекращено. Проверять эту информацию мы не стали, и Абу посоветовал мне плыть в Думай из порта Кланг, который находится в тридцати километрах от малазийской столицы.
День 88, 16 января, 54 км
В восемь часов утра я выехал из дома Абу. Из Shah Alam по шоссе №2 добрался до Порта Кланг. Ориентироваться было несложно. Как объяснял Абу, «едешь по прямой, пока не уткнешься в море». Сказано – сделано. Дорожные указатели с надписью “Pelabuhan” (малайск. - порт) позволяли не сбиться с пути.
Порт Кланг огромный. Он входит в двадцатку крупнейших портов мира, но, несмотря на это, отыскать пассажирский терминал большого труда мне не составило. Большое здание справа – международный пассажирский терминал. Здание слева (оно чуть поменьше), видимо, является терминалом внутренних линий, поэтому я излишне суетился, спешил купить билет и произвести все требуемые формальности, будто судно вот-вот уходит. На деле, мне пришлось около часа ждать начала паспортного и таможенного контроля с билетом на руках. Стоимость билета, включая сборы за провоз двух мест багажа, составила 170 RM (130 RM – билет, по 20 RM за каждое багажное место). Разбирать и упаковывать велосипед не пришлось, сразу после покупки билета я сдал байк и рюкзак в багаж.
Морское пассажирское сообщение между Малайзией и Индонезией хоть и существует, но скоростные катера из Порта Кланг в Думай курсируют не каждый день. Пассажиропоток небольшой.
Сдав велосипед и рюкзак в багаж, я сильно запереживал за сохранность своих вещей. Я впервые готовился к морскому переходу, и все процедуры, связанные с проверкой и сдачей багажа были для меня новы. По сути, пассажиры оставляли свои вещи перед входом в здание порта, а сами уходили внутрь для прохождения паспортного контроля и проверки ручной клади. Охранник, к которому я обратился с вопросами о судьбе моего багажа, внешностью походил на индуса и, скорее всего, был им. Он говорил так быстро и с таким неразборчивым акцентом, что мне, сгоравшему от стыда, приходилось переспрашивать его по два, а то и по три раза. В такие моменты становится неловко: было бы грубостью с моей стороны указывать человеку на его дичайший акцент, но и выставлять себя идиотом, который трижды задает один и тот же вопрос, тоже не хочется. Я объяснил охраннику, что не владею английским в достаточной степени, чтобы разбирать его быструю речь, тогда парень начал говорить медленнее, делая многозначительные паузы между словами, но хватило его ненадолго, и уже через пару предложений он тараторил, как и прежде.
Пройдя таможенный контроль, около сотни пассажиров рейса Порт Кланг – Думай оказались в зале ожидания, поделенном на секторы. Для каждого судна – отдельный сектор. И, несмотря на то, что ни одного рейса одновременно с нашим из Кланга не отравлялось, садиться в соседние секторы категорически запрещалось. Я пробовал. В этом зале в течение получаса пассажиры ожидали начала паспортного контроля. Получив выездной малазийский штамп, я направился к парому по длинному бетонному пирсу, затянутому сеткой-рабицей. Паром, на котором нам предстояло плыть на Суматру, оказался небольшим катером с двумя закрытыми палубами, верхней и нижней.



Место в билете не указано. Зашел я в катер и сел возле окна на верхней палубе.

Отодвинул шторку, а там, на пирсе, портовые грузчики катаются на моем велосипеде. Пришлось выйти, сделать замечание. Так что не зря волновался я о сохранности своего багажа.
За несколько минут до отхода грузчики принялись перетаскивать багаж с пирса на катер. Увидев, как я пекусь о своем велосипеде, грузчики поставили его в проходе между верхней и нижней палубой, прямо передо мной. Я постарался притулить байк так, чтобы в пути он не терся и не бился, но с выходом из порта, когда катер набрал крейсерскую скорость 45 км/ч, велосипед рухнул на пол, и поднимать его было бессмысленно. Хотя море было спокойным, на борту ощущалась небольшая тряска.
На выходе из порта катер следовал мимо огромных судов, приписанных к портам Панамы, Сингапура, Китая и множества других далеких и экзотических стран. На берегу стояли высокие портальные краны, а в воде виднелись нефте- или газоналивные терминалы.


Вместе с коробкой риса экипаж катера раздал пассажирам таможенную анкету, которую нужно было заполнить  до прибытия в Думай и предъявить при переходе границы. Анкета написана на индонезийском языке без перевода на английский. Довольно глупо. Для заполнения анкеты мне пришлось привлечь сидевшего рядом индонезийца. Мужик совершенно не говорил по-английски, но каким-то непонятным образом он помог мне перевести каждый пункт этой бесполезной бумажки.
Из Кланга в Думай катер шел около четырех часов. В пути пассажирам показали корейский, а затем голливудский боевик, с индонезийскими субтитрами. В иллюминаторе за полоской белой волны, которую поднимал наш быстроходный катер, бескрайне простиралось море, такое же серое, как и небо над ним. По салону разносился запах быстрозавариваемой лапши. Видимо, где-то на катере находилась емкость с кипятком. Небольшой туалет, он же гальюн, располагался в хвосте состава на корме катера. Море было спокойным, судно почти не качало, поэтому ни один из пассажиров за всю поездку так и не блеванул. Для меня этот морской переход был первым в жизни, поэтому я не знал, как мой организм отреагирует на движение по воде, и с интересом ждал рвотных позывов. Организм оказался стоек.
Через четыре часа пути за бортом показались зеленые берега Суматры. Катер сбросил скорость и причалил в порту Думая.


Грузчики принялись выдавать багаж, я же взял свой велосипед, набросил на него рюкзак и проследовал в здание морского вокзала. По пути я почувствовал неладное: все встречные и поперечные интересовались, откуда я прибыл и куда направляюсь.
Войдя в здание пассажирского терминала, я тут же отдал заполненную таможенную декларацию двум паренькам, стоявшим у входа. Те не придали содержимому бумажки никакого значения. Далее я получил въездной штамп в паспорт, который дал мне право пребывать в Индонезии до 30 дней. Затем – прогон рюкзака через сканер. Таможенников заинтересовало содержимое двух наружных карманов рюкзака. Батарейки, гаечные ключи, плоскогубцы, газовые баллоны и всякие ремонтные шурушки были выгружены на стол.
Пройдя все пограничные формальности, я оказался на небольшой площади перед терминалом.


Я на острове. Я впервые в жизни покинул континент Евразия. С этой мыслью я поправил рюкзак и выдвинулся в город. Выехав с территории порта, повернул направо. Проехал мимо огромных портовых сооружений неизвестного назначения. В воздухе стоял сильный, но нейтральный химический запах, что-то шипело, звенел металл, - словом, продолжался обычный портовый рабочий день.
От порта до одной из главных улиц Думая – несколько сотен метров. На главной улице можно найти банки, гостиницы, рестораны. Всё, как и везде.
«Я всюду вижу Индию, но я не узнаю ее», - говорил Рабиндранат Тагор об Индонезии. Эти знаменитые слова индийского поэта вертелись в моей голове, как только я сошел на берег Суматры. Действительно, взгляды местных жителей и некая неряшливость улиц напоминали об Индии. Национальная валюта Индонезии, как и в Индии, называется рупия. За Индонезийскими рупиями я и отправился в ближайший банкомат, но тот отказался принимать мою карту. «Банкомат принимает карты, выданные только одним банком», - сообщил бдительный охранник, который пытался нагло ворваться в кабинку банкомата и помочь мне разобраться с устройством. В Индии охранники банкоматов ведут себя точно так же.
Во втором банкомате, который я обнаружил, проехав дальше по главной улице, выдача наличных была ограничена суммой в 500 тысяч рупий (курс рупии к рублю – 223:1). Как выяснилось позже, мой российский банк-эмитент заподозрил, что карта украдена, и на время проведения проверки установил лимит на выдачу наличных. Ограничение было снято лишь через час после первой попытки снятия налички в Думае. Комиссия за операцию составила 3$.
В Думае мне не удалось избавиться от тайских батов и малазийских ринггитов. Обменников валюты в городе я не обнаружил, хотя мне говорили, что они имеются.
Заполучив немного местных денег, я направился в первую попавшуюся кафешку. Рис с курицей обошлись в 18 тыс. руп. (80 рублей на наши деньги, что примерно равняется стоимости обедов в Таиланде и Малайзии, цены на острове не кусаются, хотя могли бы). А вот цены на фрукты в Думае способны удивить. Не разобравшись со стоимостью местной валюты, я купил связку бананов за 27 тыс. руп., о чем долго жалел.
Еще в порту я заметил, что отношение к белым на Суматре не совсем обычное. Выходя из катера, я был оглушен десятком «Хэллоу, мистер», причем с ударением на второй слог в слове «мистер». Всю оставшуюся часть дня на каждом шагу меня приветствовали подобным образом.
Отъехав на десять километров от города, оказался на узкой ухабистой дороге посреди низкой затопленной местности. Дорога плывет. Земли вокруг находятся на уровне моря и, видимо, связаны с ним посредством рек и каналов, из-за чего круглый год земля скрыта под водой. Прямо в воде стоят плантации масличных пальм. Весь уход за плантацией, включая подрезку ветвей и сбор плодов, осуществляется с лодок.
Дома местных жителей установлены на сваи. К домам ведут дощатые мостки, реже к домам добираются на лодках. Жилища побогаче стоят не на сваях, а на насыпных островках. На самом большом таком острове из всех, что я встречал, строится мечеть. Ночевать на этом острове мне запретили, место для стоянки нашлось на другом таком насыпном острове, строительство на котором еще не началось. Местные живут крайне бедно, одеваются очень просто, а дома их не отличаются богатым убранством.
Под вечер получил в подарок три отличных ананаса от добрых людей, что можно увидеть на фотографии ниже.


Я направлялся к озеру Тоба, одной из главных жемчужин Суматры, чтобы объехать озеро вокруг. До Тобы оставалось три дня пути.
Tags: bybicycle, Индонезия, Малайзия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments