Евгений Кудрявцев (travel54) wrote,
Евгений Кудрявцев
travel54

Канчанабури – Чумпхон. Новый год в Таиланде

Новый год замаячил на горизонте. Нужно ли объяснять, что для русского человека значит этот праздник?! Поэтому за неделю, оставшуюся до 2018-го, я собирался проехать как можно дальше на юг, чтобы встретить Новый год на берегу моря. Вообще в планах было дотянуть до побережья Андаманского моря (в провинции Пхангнга), но из-за начавшихся дождей плану оказалось не суждено сбыться. Тот самый циклон, что несколько дней назад поливал Филиппины, обрушился на Таиланд.

День 67, 24 декабря, 130 км
Утренние туманы остались в горах. Ушла предрассветная капель, которая начиналась каждое утро в связи с понижением температуры воздуха до точки росы. Крупные капли падали с деревьев на палатку, создавая ощущение дождя, хотя небо при этом было безоблачным.
Я ночевал за городом Mae Sukot, после поворота на автодорогу 12, ведущую в Tak. Сразу после выезда остановился, чтобы смазать цепь, и встретил двух тайцев. Один из них был, судя по всему, дальнобойным велотуристом, колесившим из Мьянмы, а другой – сопровождающим, из местных. Тайцы ехали в попутном направлении. Коллеги поняли, что я не нуждаюсь в технической помощи, и полетели под гору. Однако за спуском начался подъем, и тайцы быстро оказались позади. Оба крутили стоя, на каких-то немыслимых передачах, вместо того, чтобы переключить на пониженные. Странное дело.
Мой ходовой день в Таиланде длится от рассвета до заката. В день я проезжаю столько, сколько позволяет солнце и рельеф. Первую половину сегодняшнего дня рельеф выжимал меня до последнего. К 13:00 я не проехал и пятидесяти километров. Затяжной и крутой подъем на перевал, разделяющий Mae Sot и Tak, осложнился жуткой жарой. Спуск начался на 47 км дневного пробега.
На подъеме встретил троих велосипедистов из Бангкока, которых встречал двумя днями ранее. Те на выходные ездили на север страны, чтобы покататься, а теперь возвращались домой на стареньком Мерседесе. Всем около пятидесяти. Мужики были сильно удивлены и обрадованы повторной встрече.
Спустившись с перевала, свернул на дорогу 1108, пообедал, зарядил в кафе все имеющиеся у меня аккумуляторы и по запутанной сети второстепенных дорог поехал на юг, минуя основные трассы.


День 68, 25 декабря, 160 км
Весь день ехал среди рисовых чеков, плантаций банана и сахарного тростника.

Провинции Kampaeng Phet и Uthai Thani – красивые аграрные районы, покрытые зелеными лесистыми холмами.

По дорогам идут фуры с тростником. Незадолго до сбора урожая фермеры выжигают плантации сахарного тростника, оставляя лишь толстые стебли, которые и идут в переработку. Поэтому фуры, проходящие мимо меня, источают запах горелого тростника. Черные палки лежат на асфальте, их можно поднять, разрезать и грызть прямо на ходу.
Кое-где вдоль дороги тарахтят моторы водяных насосов, подающих воду на заливные поля. Поутру земледельцы разъезжаются по своим участкам на мотоблоках, к которым прицеплена небольшая тележка. Эти мотоблоки, как неуемные лошади, лихо выезжают из деревенских переулков на основную дорогу, раскидывая комья красной грязи, и несут своих повозчиков на свершение маленьких земледельческих подвигов.

Движение на этих глухих дорогах спокойное. Проезжая часть широкая, отдельная полоса для велосипедов и мотоциклов есть даже здесь. Качество асфальта, по большому счету, идеальное.
Завтракал и обедал в кафе. В обед пожадничал и заказал второе блюдо. Указал пальцем на красивый красный суп и попросил немедля подать его на стол. Суп оказался настоящим перцовым концентратом с включениями рыбы, картофеля и какой-то зелени. Рыбу и картошку кое-как выловил, остальное пришлось оставить на столе. Первый и единственный раз наткнулся на несъедобно острое блюдо. А тайцы такие супы наворачивают, не морщась. Не думаю, что это полезно.
Впервые за всю поездку по Таиланду набрал питьевую воду из вендингового автомата. Подобные устройства можно встретить на улицах населенных пунктах по всей стране. Вода стоит от одного бата за литр. Эти автоматы не часть какой-либо госпрограммы по обеспечению населения чистой питьевой водой, а средство заработка для мелкого бизнеса. Каждый такой автомат обычно подключен к центральному водопроводу, вода внутри устройства фильтруется системой обратного осмоса. Бросаешь монетку в приемник, подставляешь бутылку, жмешь кнопку подачи воды и наполняешь тару.
Вечером по дороге 3282 выехал к лежащему в неглубокой котловине озеру Khok Khwai.

Дорога спускается на дно котловины и, огибая озеро, возвращается наверх. Возможно, когда-то на месте озера был вулкан. Я решил ночевать на берегу и не стал выбираться из котловины. Подойти близко к берегу оказалось невозможным. Сквозь густой кустарник не продраться. Могущественная туриндустрия Таиланда еще не успела поглотить все озеро целиком. На северном побережье, вокруг горячих источников, построен классический курортный поселок, а все, что вокруг, остается практически нетронутым, хотя попытки облагородить другие участки берега предпринимались. На западном берегу, где я остановился на ночевку, виднеются заброшенные железобетонные конструкции – основания недостроенных туристических домиков с живописным видом на озеро.


До самых сумерек с лодки посредине озера тихо звучали национальные тайские мелодии. После захода солнца в воздухе появились комары. Днем они не беспокоят, зато ночью начинается настоящий жор, и повезло тому, чья палатка не имеет пробоин. Сетка моей палатки прохудилась в трех местах (во сне дернул за внутренние карманы), но мне лень зашивать ее, да и иголку с нитками я давно потерял. За ночь в палатку залетает три-четыре комара. Это довольно опасно, потому что наибольшую угрозу для туриста представляют инфекции, передающиеся комарами. Поэтому штопайте свои палатки, не надейтесь на авось!
После 160 километров пути самочувствие хорошее. Завтра планирую доехать до Канчанабури, хотя до него около 180 км.

День 69, 26 декабря, 165 км
Не дотянул до Канчанабури. С утра стало ясно, что дорога не позволит мне сделать это. Долго выбирался из котловины озера. Горки и легкий перекус в первой попавшейся деревне задержали меня на час. Двигаясь по дороге, понял, что основной источник дохода тайцев, проживающих вокруг Khok Khwai, - это ананасы. Плантации ананасов здесь повсюду. Думаю, что этот фрукт выращивают здесь из-за обилия пресной воды, иначе ананасы росли бы по всему Таиланду, но они встречаются довольно редко. Стоимость ананасов в Таиланде разная. Килограммами их здесь продают только перекупщики. Владельцы плантаций продают ананасы поштучно и мелким оптом. Цена зависит не от веса, а от размера плодов. Большие ананасы – четыре штуки за 100 бат, средние – три за 50, маленькие – восемь за сто. Варианты сочетания цены и размера бывают разные. Иногда можно ехать вдоль торговых рядов, на которых ананасы разложены по убыванию цены. Такие ряды начинаются с плодов «1 за 25» и заканчиваются теми же «8 за 100». Перекупщики на главных дорогах Таиланда продают ананасы по 50 бат за килограмм. По местным меркам, это дорого.
Весь день ел только дареные бананы. Останавливался, чтобы купить их, но каждый раз получал даром. Вечером мне подарили целый полукруг больших бананов – тех, что привычны нам, россиянам. Дело в том, что основной вид бананов, продаваемых в Таиланде, на полках наших магазинов не встречается вообще. Эти бананы на треть короче тех, что поставляются в Россию из Эквадора, и не такие сладкие. Попадаются сорта с крупными и твердыми косточками, размером и цветом напоминающими душистый горошек. Бананы стандартного «российского» размера стоят в Таиланде дороже, чем в России. Те, что подарили мне, стоили 70 рублей за килограмм. Вкус гораздо ярче, чем у наших.
На обед покупал ананас. Вкуснейший, но после съедения сильно щиплет во рту. Может, от того, что съел слишком много, а может, от того, что не вырезал серединку, где скапливается наибольшее количество фермента бромелайна, который и вызывает жжение. Может, не совсем спелый попался.
Днем покапал дождик. Погода осенняя: хмурое небо, летящая с деревьев сухая листва, ветер. Попутный, к счастью.

День 70, 27 декабря, 134 км
Вчерашним вечером я, в сомнении, что тучи, догонявшие меня весь день, принесут дождь, решил не раскладывать тент палатки. Уже после того, как я приготовился спать, заморосил дождь. Шел он всю ночь, не прекратился и утром.
Проснувшись, я выждал затишье между волнами дождя, собрал вещи, натянул дождевики на все, что можно (на себя, рюкзак, нарульную сумку) и с кислой миной на лице вышел на дорогу. Такая дождливая погода, когда ложишься спать и встаешь под дождем, хуже всего, что только может быть в велопоходе. В этом плане мне повезло только в одном: я ехал по асфальтированной дороге.
Не успел я выехать, как дождь начался с еще большей силой. Велокомпьютер в таких условиях работать отказался и включился только после обеда.
Я заехал в Канчанабури, крупный центр одноименной провинции. Позавтракал жареным куриным окороком за 40 бат и выехал дальше. За городом свернул на второстепенные дороги, по которым ехал до конца дня. Нужно отдать должное тайским проселочным дорогам – по качеству они не уступают хайвеям. Во многих местах ведется дорожный ремонт. Полотно обновляется. Конечно, планируя маршрут, я выбирал не самые глухие проселки (среди них есть и грунтовки), но тем не менее…
После полудня проезжал мимо водохранилища Samnak Mai Teng. Это место притягивает любителей рыбалки. Для них здесь есть все: домики для проживания, рыбацкое снаряжение и лодки напрокат. В эту унылую промозглую погоду цвет неба и водохранилища был одинаковым – серым, и на берегу не было ни души.
Вечером, перед началом сумерек, въехал в поселок на пересечении дорог 4001 и 3337. На перекрестке стоял храм, и я решил поискать ночлег в нем, потому что половина моих вещей нуждалась в стирке или сушке, да и ночевать в палатке, когда вся земля раскисла от суточных дождей, было неохота. Заехав на территорию храма, столкнулся с несколькими агрессивными собаками и поспешил вернуться на дорогу. Монахов на улице не было, а стучаться в двери и проситься на ночевку было как-то неудобно, хотя в Индии я практиковал это самым наглым образом. Одно дело – частный дом, а другое – храм.
Развернулся и поехал в ближайшую кафешку, где и заночевал. Кафе было совмещено с жилым домом. Хозяевами оказались добродушные старички. Уговаривать их на то, чтобы я мог заночевать в их кафе, пришлось недолго:
- Где будешь ночевать?
- Тут.
- Хорошо.
Мне определили место на лежанке внутри кафе.
Вечером пили виски с дедом и его сыном. Никто в семье не говорил по-английски. Из всех английских слов эти люди знали лишь слово “boxing”, поскольку в молодости дед занимался тайским боксом и имел какие-то серьезные достижения в этом виде спорта. Ничто в этом старике не напоминало о его былых спортивных заслугах. Курил он, как паровоз, и кашлял так, будто курил всю жизнь.
После того, как я съел все, что заказал и оплатил, меня стали кормить, как гостя. Из загашника достали выпечку, фрукты, мясо. Так и сидели до позднего вечера, а дождь все капал и капал.
День 71, 28 декабря, 160 км
Ночью выяснилось, что старики, у которых я остановился, держат петухов. Под навесом с левой стороны дома стояли клетки, накрытые плотной тканью, под которыми петухи сидели и днем, и ночью. Днем они сидели тихо, а ночью все пятеро орали при малейшем шорохе. Только я поднялся, чтобы сходить до ветру, как петухи подняли свой хриплый вой, который не стихал минут десять.
Утром застал странную картину. Пока дед и сын сонно сидели за столами и молча смотрели на улицу, их жена и мать крутилась, как белка в колесе: сходила за дровами, сама расколола их, закинула в печь и принялась готовить завтрак для семьи и тех посетителей кафе, кто наведается ранним утром. Отец и сын не предприняли даже попытки помочь. Может, это норма в Таиланде?

К восьми часам утра дождь стих, и я выехал. Через 10 минут снова начало лить. Я подумал, что из-за дождей могу сильно задержаться в центральных провинциях Таиланда и не успеть на юг к Новому году, поэтому было решено менять маршрут и выезжать на Phetkasem Road (Дорога 4), минуя второстепенные дороги, по которым я должен был ехать весь сегодняшний день.
От пересечения дороги 3206 и Phetkasem Road направился на юг, в сторону Phetchaburi. Дождь закончился в середине дня. Тогда же посреди пробки, образовавшейся из-за ДТП на дороге 4, я встретил автостопщика из Владивостока, Евгения Крылова. Он ехал из дома на Пхукет, чтобы отпраздновать там Новый год и затем продолжить путь в Индонезию. Мы пообщались с Евгением несколько минут, после чего я поехал дальше.
По трассе, несмотря на дождь, мне удается поддерживать скорость 25-30 км/ч. Трафик не мешает, хотя машин много. Часто вспоминаю о том, что на этом же самом велосипеде полтора года назад по этой же дороге, но в обратном направлении ехал мой брат на пути с Пхукета в Стамбул. Чтобы поднять себе настроение, я ладошкой хлопал по раме велосипеда и обращался к нему: «Ты здесь уже был». И лицо мгновенно растягивалось в улыбке.
Смотреть вдоль дороги нечего. Топишь и топишь. Движение в таком состоянии приобретает эффект медитации. Мысли улетают. То ли они есть, то ли их нет. Ты вроде бы находишься здесь, на дороге, а вроде бы где-то в другом месте. Периодически приходится напоминать себе, где ты и когда. Чувство реальности происходящего вокруг притупляется.
Распробовал манго. Первый мне дали бесплатно, остальные доставались по пять бат за штуку. Вдоль дороги встречаются фруктовые базарчики. Торгуют сами фермеры, поэтому цены низкие. В лавках у перекупщиков тот же манго может обойтись в 20 бат за штуку. О том, насколько вкусные здесь манго, говорить не приходится. Обалденные.
Вечером вдоль дороги устраиваются целые продовольственные ярмарки. Местные жители привозят сюда овощи и фрукты, на глазах у покупателей готовят супы, жарят шашлык. Торговлей занимаются в основном женщины. Я купил на ужин рисовую лапшу со сладким ореховым соусом, взял манго на 40 бат. При виде иностранца на велосипеде ярмарка оживляется. Продавцы обмениваются шутками, звонкий хохот проносится между рядов. Я не понимал ни слова из того, что тайки кричали по поводу моего появления, но мне было интересно находиться среди них. Всё по-доброму, мило и позитивно.
Палатку ставил в грязи, выбрав наименее топкое место. В последние дни я заметил, что для меня не имеет значения место, в котором приходится ночевать. С начала похода, и с каждым днем все сильнее, все чувства, которые вынуждают нас стремиться к комфорту, во мне притупились. Спать в четырех метрах от дороги – пожалуйста, стучаться в первый попавшийся дом и проситься переночевать – тоже без проблем. С каждой последующей ночевкой потребность в комфорте становилась менее ощутимой. Я не то бомжевел, не то становился выше бытовых неудобств.
День 72, 29 декабря, 149 км
Манго, ананас и драконий фрукт – всё за 30 бат. Более низких цен на фрукты, чем в случайно подвернувшемся утреннем рынке возле дороги, я не встречал нигде. Фрукты были неспешно съедены на автобусной остановке. Мне очень сложно заставить себя остановиться, не спешить. Я привык ехать с минимальным количеством остановок, мне нравится выкладываться по полной. Состояние движения для меня удобнее, чем минуты отдыха. Возможно, это защитная реакция на незнакомую среду, вследствие которой я неосознанно пытаюсь занять себя монотонным педалированием и тем самым «вернуться в свою тарелку». Возможно, лишние минуты отдыха кажутся мне напрасной тратой времени.
Ни в одной стране по маршруту я не озадачился покупкой местной сим-карты для доступа к Интернету. Причин несколько: пользование мобильным Интернетом садит батарейку, из-за чего ее приходится чаще заряжать, на что требуется уйма времени, также сим-карта стоит денег, которые я предпочитаю тратить на более осязаемые и более полезные вещи, чем Интернет. К тому же я могу пользоваться Интернетом бесплатно, подключаясь к бесплатным точкам Wi-Fi. В Таиланде такие точки можно найти на полицейских станциях вдоль трассы. Местные называют их “Police box”. Пароль к Wi-Fi чаще всего совпадает с девятизначным телефонным номером полицейской станции, указанным на самом здании. Хотя бывают исключения.
С утра я решил сделать остановку и зайти в «полицейский» Интернет. Остановился, обратился к сидевшим на улице полицейским с просьбой подсказать мне пароль, поскольку ни один из телефонных номеров не подходил. Полицейские по рации вызвали какого-то своего коллегу, спросили у него пароль и сообщили его мне. Я тут же вообразил, как отреагировали бы наши полицейские на подобную просьбу иностранца. Да и вообще имеется ли на наших дорожных полицейских постах Интернет? Пока полицейские разговаривали по рации, один из них вынес мне стакан воды, хотя никакой воды я не просил. Необычно и очень приятно. Посидев 15 минут в Интернете, поехал дальше.
Прачуапхирикхан. Центр провинции, крупный туристический город. Выезд на набережную, обед в кафе. Несмотря на то, что со вчерашнего вечера дождь прекратился, небо сохраняло свинцовую окраску, поэтому насладиться видом на Сиамский залив с набережной Прачуапхирикхана мне не удалось. Высокие волны били о берег, мутное море песчаного цвета выглядело хуже Новосибирского водохранилища.

Выйдя из кафе, я заметил тайца, который махал мне с противоположной стороны дороги. Я не придал значения его жестам и просто проигнорировал их, после чего таец перебежал улицу и объяснил, что хочет угостить меня кофе и кексами. Кофе и выпечку он принес с собой. По какой такой причине таец решил угостить меня, непонятно. После того, как я допил кофе, мужик с довольным видом ушел обратно.
Сидя в кафе, я открыл карту с целью подыскать дикий пляж, который находился бы в паре километров от моего маршрута. Такое место нашлось, оно находилось примерно в 30 км от города. От трассы до пляжа – два километра через поселок, железную дорогу и плантацию кокосовых пальм. На этом пляже я впервые за весь поход искупался в море.

У самой кромки воды стояли неизвестные мне хвойные деревья, похожие на лиственницу. Берег был чист. Местные рыбаки оставляют здесь свои лодки и следят за порядком. Имеется даже мусорный бак. Искупавшись, я побрел в сторону пальм в поисках упавших кокосов. Собрав шесть штук, притащил их на берег и поочередно опустошил все шесть.


Проведя на пляже два часа, вернулся на дорогу и поехал дальше.

Педалил до самой темноты. После заката вновь заехал к полицейским за Интернетом, затем свернул на плантацию кокосовых пальм и разложил палатку среди деревьев. В пятидесяти метрах от места стоянки начинался поселок. Одна из местных собак почуяла меня и принялась неистово лаять. Лай не прекращался десять минут, не утих он и через двадцать минут. Жители ближайшего дома вышли на улицу и начали светить в мою сторону мощным светодиодным фонарем, после чего вызвали полицию. Не буду расписывать ситуацию в подробностях – пост уже выходит слишком длинным. Скажу лишь, что полиция выгнала меня с места стоянки по той причине, что собачка, видите ли, лает. Пока я собирал палатку, укладывал вещи в рюкзак, та самая собака, сволочь, стояла за спинами полицейских и молча смотрела на меня.
Место для ночевки нашел в километре. Палатку поставил на плантации гевеи.

Этот вид деревьев широко распространен в Юго-Восточной Азии и служит источником натурального каучука. Весь вечер я ждал полицейских, но на этот раз вызывать их оказалось некому. Двое работников плантации явились ко мне среди ночи. Я их не интересовал. Они пришли в лес, чтобы освежить надрезы, из которых в закрепленный ниже сосуд выходит латекс. Работники плантации размеренно скребли ножами по стволам гевеи, издавая характерный скрежет металла о дерево. Этот звук будет сопровождать меня до конца похода, поскольку я буду очень часто останавливаться на подобных плантациях. И во время каждой такой ночевки я буду слышать среди ночи этот звук. Дело в том, что из свежего надреза латекс выделяется в течение трех-пяти часов, причем наиболее интенсивно — рано утром. Именно поэтому надрезы на стволах гевеи освежают ночью.


День 73, 30 декабря, 97 км. 31 декабря – дневка.
Сейчас, когда в моей стране в каждом доме кипят предпраздничные хлопоты и все вокруг объято предвкушением грядущего праздника, я испытываю дикую тоску по всем тем ощущениям, которые испытываем, и тем традициям, что соблюдаем мы, россияне, в период празднования Нового года. Здесь, в Таиланде, среди пальм и чужой культуры, приближения Нового года не чувствуешь ни на йоту.
Весь день моя голова занята экзистенциальными размышлениями. Что есть мы, какова роль каждого из нас в этом мире, что будет с миром, если не будет каждого из нас, почему мы не помним наших предков, будут ли потомки помнить о нас, как измерить величину личности человека, только ли свершениями определяется эта величина? Эти и другие странные мысли вертелись в моей голове в течение 97 километров пути в Чумпхон, где я решил встретить Новый год. Добраться до Андаманского моря я не успевал.
До Чумпхона доехал к обеду. Chumphon shortcut позволил срезать с Phetkasem Road прямо в город.

В одной из городских кафешек познакомился с семейной парой, которая владела этим кафе. Пэн и У (так звали хозяев кафе) проявили ко мне какое-то необычайное гостеприимство. Такое, какое мы обычно проявляем к друзьям, с которыми знакомы лет двадцать.

Я просидел у своих новых знакомых около четырех часов. Кафешка была забита посетителями, мест на всех не хватало, и из-за столика меня переместили в отдельное пляжное кресло. Мне было жутко неудобно в таком привилегированном положении, потому что все посетители кафе косились на меня, и в глазах у них звучал немой вопрос: «С какой стати?». Да и я, собственно, не понимал, почему ко мне отнеслись так хорошо, но твердо знал, что никакого подвоха ожидать не стоило. Я просто приобрел новых друзей.


Вечером я выбрался на берег моря в районе Pak Nam, что в трех километрах от Чумпхона. Найти место для стоянки оказалось непросто. Берег был завален мусором, который прибоем вынесло из моря. Я вышел на берег в одном месте, увидел горы пластика, расстроился, перебрался на полтора километра севернее, но и там пластика было не меньше. Поняв, что лучшего места не найти, я выбрал чистую полянку в двадцати метрах от воды и разложил палатку.

И если вид в сторону моря был отвратительный (песок плотным слоем покрывали пенопластовые поплавки рыбацких сетей, поломанные пластиковые ведра и бутылки), то вид в сторону суши был просто сказочным. Глядя в эту сторону, я мог наблюдать небольшое пресноводное озерцо и пальмы на его берегу.

Из Чумпхона на берег я привез арбуз, два ананаса и еще много всякой съестной мелочи, что и составило мной праздничный новогодний ужин.

Море оказалось мелким и грязным. Войдя в него по колено, был обрызган мутной водой вперемешку с водорослями, после чего долго отмывался и попыток искупаться не предпринимал. Зато восходы каждое утро были фантастические.


31 декабря никуда не выбирался, весь день провел на берегу. Читал Тургенева, слушал радио, вскрывал кокосы. Доломал нож.


Новогодняя ночь прошла тихо. Фейерверков вокруг почти не пускали, хотя звуки караоке доносились из ближайших домов до позднего вечера. Спать лег непозволительно рано, в 21:45.
Tags: bybicycle, Таиланд
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments