Евгений Кудрявцев (travel54) wrote,
Евгений Кудрявцев
travel54

Category:

Shivalaya – Pike Peak – Sallery. По трекинговой тропе с велосипедом

День 39, 19 ноября, 67 км

Катманду. Перед отъездом в горы мне нужно было любым способом раздобыть билет в Бангкок. Весь предыдущий вечер я провел в поисках наиболее подходящего варианта и нашел его. Thai Airways и Air Asia, ведущие авиакомпании региона, оказались велофобами. Та и другая просили немалую сумму за перевозку велосипеда. Решение нашлось само собой. Моим соседом по комнате в гестхаусе был индонезиец. Я поинтересовался, самолетом какой авиакомпании он прилетел в Катманду. Парень произнес название, которое я слышал впервые: Malindo. Я зашел на сайт авиакомпании и удивился: максимально допустимый вес багажа независимо от количества сумок – 30 кг, никаких специальных условий перевозки велосипеда, стоимость перелета в Бангкок такая же, как у конкурентов. Отлично!
Перейдя на страницу оплаты билета, я понял, что купить его через Интернет я не смогу, поскольку моя сим-карта в Непале не работает (Tele 2). Не знаю почему, но сим-карта не регистрируется ни в одной из доступных сетей. Лишь за день до отъезда из Непала я выяснил, как решить проблему. Нужно было всего лишь при включении телефона ввести цифру 1 перед пин-кодом сим-карты. Глупо, необъяснимо странно, но это так.

Проблемы с сим-картой означали, что я не мог получить смс-сообщение для подтверждения оплаты билета. В итоге я нашел адрес офиса Malindo в Катманду и утром поехал туда, чтобы купить билет. Он обошелся мне в 17 тысяч рублей. Перелет Катманду – Куала-Лумпур – Бангкок 10 декабря. Расплачивался карточкой, несмотря на то, что это за это с меня взяли 3% стоимости билета. Оплата наличными не предполагает подобных накруток. Странно.
Купив билет, я сразу направился на выезд из города. Дорога по городским окраинам осложнялась тучами пыли и смогом. Несмотря на это, я наслаждался организованностью дорожного движения в Катманду. Регулировщики стояли на каждом крупном перекрестке. Никто из водителей не решался рвануть с места без разрешения человека с жезлом, никто не ехал по встречке, никто не сигналил! Это вам не Индия. В целом, впечатление о Катманду сложилось приятное. Город очень сложно фотографировать – он не входит в кадр. А если входит, то совсем незначительными деталями, которые не скажут о Катманду ничего. Вернусь – обязательно постараюсь сфотографировать его как следует.
Выехав из города, забрался на перевал высотой 1550 метров (вышел из котловины Катманду) и свернул на H-06, чтобы по этому  шоссе проехать в Джири. Альтернативная дорога в Джири лежит через трассу, ведущую к Тибетской границе (КПП Кодари), и она короче. С трассы, по которой ехал я, открывался фантастический, просто изумительный вид на Гималайский хребет с его восьмитысячниками. Красоту этих мест я не могу передать ни словами, ни фотографиями. Сегодняшний день был примечателен еще и тем, что за мной впервые в жизни гналась здоровая во всех смыслах немецкая овчарка. Благо, дело было под горку, и я вдобавок хорошо налег на педали. Волнительный момент.

К вечеру я спустился на высоту 800 метров и заночевал в шикарном месте у реки. Прямой доступ к воде, чистый и безлюдный берег.
День 40, 20 ноября, 76 км
Хороший асфальт на протяжении всего сегодняшнего пути позволил мне преодолеть 76 километров, несмотря на то, что выехал я в непозволительные для себя 11 часов. Место, в котором я остановился на ночевку, было уж очень приятным, и я решил не торопиться со сборами.
До обеда дорога в основном шла под горку по течению реки. После обеда (городок Ракатун) начались негуманные подъемы над рекой на высоту около 250-300 метров каждый. Два подъема, один за другим. Перед городом Khurkot – поворот с трассы H-06 на Manthali и трассу, ведущую в Jiri. За мостом через Sunkoshi – новые крутые подъемы на высоту до 400 метров. Город Manthali довольно крупный, но ничем не примечательный. Много магазинов и мастерских, где при необходимости можно починить велосипед.

Ноябрьское солнце в Непале мягкое и безобидное. Весь день я ехал в майке без рукавов, но плечи на обгорели. Кожа лишь слегка покраснела. Местные даже днем не снимают пуховиков, несмотря на почти тридцатиградусную жару. +27 было сегодня днем.
Местные на своих мотоциклах чувствуют себя профи-мотогонщиками и гоняют что есть дури. При этом на трассе безопасно, никто не рискует чужими жизнями. На дорогах часто встречаются чек-посты, много полиции. Столько действительно работающей полиции я не видел ни в одной из стран. Даже в Израиле и Китае полиция не бросается в глаза так, как в Непале. Виной всему – недавно завершившаяся гражданская война и предстоящие парламентские выборы, первые после войны. Для обеспечения безопасности в период выборной кампании принимаются самые серьезные меры.

В многочисленных микроавтобусах, что встречаются на моем пути, едут одни непальцы. Ни одного белого лица за эти дни я не встретил. Может, все они летают по воздуху.
День 41, 21 ноября, 45 км
Незаслуженный обед в случайно попавшемся кафе. Незаслуженный в том смысле, что слишком ранний. Перед пешей частью маршрута нужно было полностью зарядить фотоаппарат, а лучшего места, чем кафе, для этого сложно найти. В домах у местных жителей днем часто не бывает света. Они пользуются электроэнергией только по вечерам, расходуя то, что солнечные батареи накопили в течение дня.Централизованное электроснабжение есть не у всех.

После обеда – въезд в потрясающее по красоте ущелье. Оранжевыми лампами на деревьях висели некие фрукты. Я гадал: апельсины это или абрикосы. Присмотревшись, понял, что это хурма! Куда ни глянь, хурма!

И бананы. Это была потрясающе чистая долина без пыли и смога, поэтому вся зелень вокруг выглядела ослепительно свежей. Одно из самых красивых мест, где я когда-либо бывал. Голубая бурная река, приветливые и спокойные люди.


Перед поселком Ttamakoshi – поворот на Джири. До Джири – 38 км. От поворота начинается затяжной крутой подъем на перевал, вершина которого находится в поселке Khawa. На ночевку встал за первым крупным поселком на подъеме. В поселке опять же есть все, что нужно. Источник воды на подъеме один, перед поселком. Местные пьют воду, привезенную из этого источника. Видел, как женщина тащила на голове двадцатилитровую канистру с водой. Точнее, тащила она ее не на голове, а на лбу при помощи лямки. Канистра при этом висела за спиной. Для шейного отдела позвоночника такой способ ношения тяжестей, конечно, катастрофичен, но другого способа переноски грузов в Непале не знают. Таким образом в Непале носят и воду, и сено, и дрова. Казалось бы, сооруди колесную тележку и вози, сколько хочешь, но нет…
3/4 дневного пробега – жесткий подъем на 1-1, поэтому сорока пятью километрами можно гордиться. К вечеру пошли хвойные, значит, я опять на высоте. Во время ужина слегка подмерз (сидел в пропотевшей одежде на легком ветру), утром схватило горло.

День 42, 22 ноября, 40 км
От развилки, на которой я повернул вчера в сторону Джири, до седловины перевала (Khawa) 25 км. Всю дорогу пилил на 1-1, максимум 1-3. К 12 часам был на вершине. Вокруг все зеленое, хотя в Индии на этой высоте (2500 метров) уже, наверное, зима и снег.

С Khaw’ы начинается красота. Отсюда открывается фантастический вид на Гималайский хребет. Дальше белоснежные горы теряются за холмами. На 29 км дневного пробега – Джири, крупный и известный туристический поселок. Сюда можно запросто приехать из Катманду на автобусе или джипе. Заехав в Джири, устремился в кафешку. Хозяин располагавшейся рядом гостиницы, поспешил завлечь меня к себе. «У меня, - говорит. – Друг в России есть». «В каком городе живет?», - спрашиваю. «В столице. В Риме», - невозмутимо отвечает хозяин гостиницы.
Джири. Зимы здесь не бывает. Гималаи блокируют переток холодных воздушных масс с севера. Ноябрьским днем здесь теплее, чем порой в Сибири в июне. После Джири – пыльная грунтовка в сторону Шивалайи (Shivalaya) и подъем на высоту 2200 м. Параллельно, петляя, идет трекинговая тропа, маркированная оранжевыми метками. Табличка, установленная в начале тропы, сообщает, что пешком до Шивалайи ровно 9 км и три часа хода.

Спускаться в Шивалайю я решил по новой строящейся дороге. Это был очень сложный и интересный спуск к деревне Thosey. Заночевал на склоне в нескольких сотнях метрах от деревни. В пяти метрах от палатки протекал ручей с хорошей питьевой водой. Вечером над окрестными горами ходил дождевые облака. На мою палатку не упало ни капли.

День 43, 23 ноября, 6 км на велосипеде
Утром было холодно. Спустившись в Thosey, позавтракал, затем по ухабистой каменистой дороге проехал в Шивалайю. В поселке зашел в чек-пост, где показал полученный в Катманду пермит. Пермит ополовинили. На ту половинку, что осталась со мной, поставили штампик.
Это было начало большого и сложного пути. Я неспешно открутил правую педаль, чтобы не цеплялась за ногу (левую педаль открутил на следующий день, так как она цеплялась за камни), ослабил лямки велорюкзака, чтобы его можно было нести за спиной, переобулся и, следуя оранжевым меткам, пошел по тропе наверх.

Первые сотни метров дались с невероятным трудом. Скоро оказалось, что преодолеть перевал, в который я шел пешком, и спуститься в Кинджу (Kinja) можно в седле. Я понял это, когда увидел джип, подрезавший меня, потного и изнуренного, посреди тропы. Возвращать рюкзак на багажник и прикручивать педаль я не стал: другая задача стоит передо мной. Я поставил себе цель пройти с велосипедом там, где люди с трудом ходят с рюкзаком, объединить в велопоходе Шивалайю и далекий Саллери (Sallery), и я должен реализовать свой план. К тому же строительство дороги еще не завершено. Пускай сперва достроят, тогда и прокатиться будет не грех.
Тропа встретила меня крутыми каменными ступенями. Идти по ним с рюкзаком не составляет никакого труда, я проверил. Велосипед, висящий на плече или под мышкой, превращает движение в муку. Приходится идти бочком, поочередно ставя ноги на каждую ступеньку. «Все возможно, все возможно», - то и дело повторяю я. Эти слова в итоге помогут мне преодолеть все трудности, что встанут на пути.
Через час после старта встретил гречанку Анастасию, которая одна шла в попутном мне направлении. Ее финишной точкой был базовый лагерь Эвереста. Весь оставшийся день, до седловины перевала, находящейся в поселке Деурали (2700 м) мы шли вместе. Мне было удобно идти с ней, ей было удобно идти со мной. Я, следуя за ней, мог отбросить мысли о предстоящем пути, она могла отдыхать чаще, чем если бы шла одна, потому что шел я очень медленно.

На седловине мы были в 16:40. Из Шивалайи я вышел в 11:00. В Деурали поужинали и попрощались. Анастасия пошла в Бандар, ей нужно было успеть в гестхаус до захода солнца, а я остался в кафе, дожидаясь, пока мой телефон зарядится хотя бы наполовину.
Выйдя из поселка, я спустился до отметки 2400 метров и встал на ночевку на первой попавшейся ровной поляне. Не успел встать, как из дома, стоявшего внизу, прибежал 75-летний дед с костылем и сказал, что участок, на котором я встал, принадлежит ему, и попросил переместить палатку на десять метров в сторону. Его участок давно порос бурьяном и не возделывался лет пять. Никуда перемещаться я не собирался. Из принципа и потому что устал. Дед предложил дать ему 100 рупий. Я отказался. Тогда дед ушел так же быстро, как и пришел.
Ночь обещала быть холодной. «Раньше рассвета из палатки не выйду», - думал я. День был очень тяжелый, но результативный. Преодолев первый перевал за один день, я был уверен, что все возможно, что я обязательно дойду до Саллери.
День 44, 24 ноября
Солнце вышло из-за гор в восемь. Я вышел на тропу в девять, разогрев себя крепким горячим чаем. Через 20 минут после выхода спустился в Бандар (Bhandar) и позавтракал.

Цены в местных кафешках адекватные, но вдвое выше средних по Непалу. Съел «Суп шерпы» (Sherpa stew). Состав: вода, картофель, клёцки, зелень, соль, перец. Дальше по тропе, которая идет параллельно все той же строящейся дороге, спустился к реке, на которой стоит Кинджа. Повсюду здесь есть дома и гестхаусы, в которых можно и переночевать, и приобрести что-нибудь из провизии.
Я пообедал у строящегося моста. Сварил прессованный рис. Отличная штука, практически не требует варки в отличие от риса обыкновенного. В рис добавил пакет лапши б/п, выпил два стакана чая с пончиками. Пончики это или нет, я не знаю. Никогда не пробовал настоящих пончиков, а эти жареные в масле пышные колечки из теста пробовал. Вкуснота необыкновенная. По крайней мере, с чаем и с голодухи. Продаются такие пончики почти везде, фабричного и самодельного производства. Цена от 10 рупий за штуку. Рис, чай, пончики – еда, по вкусу превосходящая ту, что я могу позволить купить себе в кафе. К тому же чай настоящий, а не то молочное баловство, которое пьют индийцы и непальцы из стаканчиков, по размеру напоминающих наперсток.

От места моего обеда до Кинжи около трех километров пути без большого набора высоты. После обеда я, следуя меткам, по мосту перебрался через реку и пошел вверх по крутому берегу. Тропа не собиралась поворачивать в сторону Кинжи. Проходивший мимо дед сказал, что по этой тропе я смогу добраться прямиком до Пике Пика. Ладно. Не судьба, значит, побывать в Кинже, которую я несколько месяцев сверлил взглядом на различных картах и схемах.
Тащу я велосипед и рюкзак в гору, а местные смеются надо мной. Смеются, а между тем пристально всматриваются в каждое движение, в черты моего лица, которые я аккуратно прячу. То, чего они не понимают, вызывает у них смех. Некоторые фигуры выглядят окаменелыми. И это тоже от непонимания происходящего.

Итак, я шел прямиком на Пике Пик через Ngaur. Тропа непрерывно вела наверх. Каждые 10 метров набора высоты я делал остановки, отдыхал. Дышал сам, давал подышать мышцам, которые в условиях нехватки кислорода уставали быстрее обычного. В одном из магазинов на тропе (здесь их немного) купил пакет арахиса, 800 гр. Хороший источник энергии и просто хороший перекус. Удовольствие обошлось в 250 рупий. Все равно что тарелка жареного риса с яйцами.
Набирать высоту удается довольно быстро, хотя с огромным трудом. Напрягся на минуту – и вот я стою на крыше воображаемого пятиэтажного дома. Или трехэтажного, зависит от качества тропы.
Ночевка на высоте 2135 м. Снизу эта точка воспринимается как некая отсечка, полка, ступенька. Местный мужик, тащивший на лбу вязанку бревен весом килограммов пятьдесят, остановился рядом со мной, сбросил бревна и уселся напротив. Его интересовало, есть ли у меня сигареты, выпивка или шоколад. Увидев бутылку, установленную на велосипеде, он попросил отпить. Когда понял, что в бутылке вода, с досадой замычал. Надеялся, что водка. Затем он принялся задирать штанину. Под штаниной виднелась некая болячка. Похоже, местные считают, что мы, люди с рюкзаками за спиной, можем помочь им в борьбе с болезнями и микротравмами. Вчера женщина, которая в течение часа сопровождала нас на тропе, показывала Анастасии припухшую руку и больные зубы. Мы рекомендовали женщине опустить руку в холодный ручей, но к этому совету женщина не прислушалась.
Прошедшая ночь, кстати, была теплой. Эта, надеялся я, будет такой же. Долина одна, а высота даже меньше. Я ошибся. Этот склон днем получает меньше солнечного света, и ночи на нем холоднее. Наверное, поэтому тот склон, на котором я ночевал предыдущую ночь, населен более плотно. Там и продолжительность солнечного дня больше, и урожайность, вероятно, выше.
День 45, 25 ноября
День начался болезненно. Ночью я плохо спал (мучил кашель), а утром не позавтракал. Пройдя несколько сотен метров до ближайшего источника воды (рядом стояла хибара), решил, что должен перекусить. Сварил все тот же рис, дополнил его чаем. Крепкий сладкий чай в горах – вещь незаменимая.

Там же, возле хибары, встретил молодежь из Катманду. По виду обычные студенты-старшекурсники. Идут на Pike Peak. Рюкзачки у них детские, наши школьники носят тяжелее. Чего с такими рюкзаками не идти в гору.

Я позавтракал, и сил сразу прибавилось. Тропа сильно ухудшилась:: появились тесные каменные завалы, хотя иногда мог катить велосипед, чем обязательно пользовался. Катить велосипед на треть проще, чем тащить его на себе.

В 13:20 поднялся к деревне Namkili. Местный мальчик (на фото) угостил молоком.

К 16:00 поднялся на перевал (выс. 2980). Наверху расположен поселок. На спуске встал на ужин в доме у местной бабушки. Бабуля вызвалась приготовить лапшу всего за 100 рупий. Пока я ждал ужин, в небе появился вертолет. Он выплыл из облаков и прошел так низко над проводами, что я ожидал, что стану свидетелем трагедии. Несчастья не случилось. Вертолет покружил над местностью и сел в полусотне метрах от меня. Из оранжевой машины выбежал мужчина. Отточенными жестами он вернул вертолет в небо, и тот спешно улетел в облака.

Мужчина из вертолета оказался сотрудником некой государственной туристической конторы. Именно он и его коллеги бегает по горам и ставит те оранжевые метки, по которым, как слепые котята, идут все пешие туристы. Мужчина рассказал много интересного. Оказывается, правительство намерено соединить автомобильной дорогой Джири и Саллери. Строительство этой дороги уже идет. Мужчина против такой идеи, поскольку уже сейчас, на начальном этапе строительства видно, что строительные работы и дорога вообще губительны для природы. Губительны они для туристической отрасли, в конце концов. Туристов на тропе Джири – Саллери уже сейчас гораздо меньше, чем десять лет назад. Когда рядом с тропой появится автомобильная дорога, пешие туристы исчезнут вовсе. Дорога уже сейчас во многих местах пересекает тропу или заменяет ее. Мужчина сообщил, что 20 лет назад Джири был битком набит пешими туристами, поскольку вокруг была дикая нетронутая природа. Сейчас туристов там практически нет. В Джири появилась дорога. С другой точки зрения, дорога обеспечит для местных жителей доступ к медицинской помощи и всевозможным товарам. В настоящее время для того, чтобы посетить фельдшера, местному жителю необходимо целый день шагать по тропе. После завершения строительства дороги люди смогут быть у доктора через час после выхода из дома.
Поужинав, я прошел около полутора километров без набора высоты в сторону Наура и встал на ночевку.

Tags: bybicycle, Непал
Subscribe

Posts from This Journal “Непал” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments