Евгений Кудрявцев (travel54) wrote,
Евгений Кудрявцев
travel54

Category:

Попсовыми дорогами - в Покхару и Катманду

День 34, 13 ноября, 61 км
Утром, подъезжая к Бутвалу, я удивился, с какой заботой обустроен каждый дворик каждого дома вдоль дороги. После Индии это сразу бросилось в глаза. Каждый участок был переполнен зеленью: деревьями, пышными кустами и цветами. Каждый дом имел индивидуальный архитектурный облик, интересное цветовое решение, яркие детали, которые выделяли его среди других. Фасады домов, как правило, выкрашены в два и более цвета. Встречаются очень необычные сочетания цветов, но в целом ни один дом не режет глаз. Все выглядит очень приятно и красочно. В отличие от Индии, где над обликом жилых зданий, а тем более хозяйственных построек мало кто задумывается, каждый непальский дом – отдохновение души.

Бутвал – довольно крупный город с обилием магазинов и едален. Я заехал в кафе и заказал мо-мо, непальские манты. Здесь их предложили по 120 рупий за 10 штук. Как выяснилось позже, цена высоковата. Можно найти даже вдвое дешевле. Порция оказалась небольшая, не наелся. После мо-мо пришло время бананов и пирожков, что продавались в лавках вдоль дороги.
Сразу за Бутвалом начался подъем в горы. Дорога (трасса H-10) преимущественно асфальтированная. Встречаются очень пыльные каменистые участки, но их немного. Трасса довольно загруженная, но водители внимательны и осторожны.
В трех километрах от Бутвала встретил двух братьев из Италии. Они ехали из Покхары на купленных там велосипедах после сорокадневного треккинга в районе Аннапурны. После гор они решили спуститься в равнинную часть Непала, чтобы провести время в национальных парках.
В 20 км от Бутвала я нашел потрясающее место для стирки и мытья. Вокруг мощного ручья, падавшего с горы, сооружена полутораметровая бетонная стена. Своеобразная душевая. Тридцатиградусная жара смягчала ощущения от ледяной воды.
Проехав 40 км от Бутвала (почти непрерывно в горку), встал на ночевку на очень удобной поляне. Высота 1120 м. Такая полянка была практически единственной на пути, поэтому ее можно рекомендовать всем, кто едет прямиком с границы в Покхару, в качестве места для первой ночевки.
День 35, 14 ноября, 77 км
Спуск 20 км до отметки 420 метров. -700 метров высоты. Завтрак в кафе (лапша с овощами за 40 рупий). Утром в тени прохладно.
После спуска дорога начала скакать вдоль реки, но крутых подъемов нет, поэтому езда не выматывает. Короткие и плавные горки. Поселки встречаются часто, в каждом можно купить продукты, набрать воду, перекусить. Вдоль дороги появились заросли бамбука, обезьяны.
На обеде встретил голландских мототуристов. Они объехали Европу, Иран, Центральную Азию, Китай, Пакистан, Индию и едут в Индонезию, чтобы оттуда морем вместе с мотоциклами добраться до Владивостока и затем пересечь Россию. Оставил им свои контакты, обещали заехать. Поинтересовался бюджетом путешествия. Вообще об этом спрашивать не принято, но я решил, что буду пытать о тратах каждого встречного иностранного туриста, чтобы сравнить уровень их затрат на путешествие с моими. Оказалось, что суточный бюджет голландцев составляет 50-60 евро. Видимо, на двоих. Они объяснили эту цифру высокой стоимостью бензина, но мы-то понимаем, что причина не в этом. Основную долю их расходов составляют траты на проживание и питание. Конечно, ребята живут в гостиницах и едят не с костра. Мотоциклы, одежда и прочее снаряжение – все выглядит красиво и дорого.
Сегодня я заметил, что начал улыбаться местным. В ответ на «хэллоу» кричу «намасте», растягивая, как непальцы, ударный звук «э». Дети в ответ складывают ладони перед лицом и говорят «намасте». Это прекрасно.
День 36, 15 ноября, 64 км
За 8 км до Покхары – неприметный поворот к Ступе мира. Негуманный подъем: уклон совершенно запредельный. На подъеме наткнулся на немецкого туриста, путешествующего по Непалу на арендованном велосипеде. Немец сидел на лавке и обливался потом. Рядом с ним стоял, кажется, итальянец. Ребята были на своей волне. В ответ на мои слова о том, что я стартовал из Дели, те наперебой стали обсуждать то, какой грязный воздух в Индийской столице, что день, проведенный в Дели, равен тому, если бы вы выкурили пятнадцать сигарет. Кстати, позже выяснится, что воздух в Катманду и Покхаре гораздо грязнее делийского. Я оставил этих ребят и продолжил подъем.
Узкая асфальтированная дорога вела к небольшой стоянке с кафе и магазинами, откуда начиналась крутая пешая тропа длиной около 300 метров. Проход с велосипедами запрещен, да и нечего там делать с велосипедом. Я оставил своего «коня» на парковке и пошел наверх. На тропе было много иностранных туристов, привезенных туда группами на больших кондиционированных автобусах. Наверху вокруг пагоды цвела сакура.
Думаю, она появилась там неспроста. В создании проекта «Ступа мира» прямое участие принимали японцы. Они были одними из организаторов проекта. Япония вообще играет большую роль в жизни Непала. Иногда посмотришь на непальца и думаешь: «Японец японцем». Возле ступы я видел туристов из Японии. На своих плечах ребята несли огромное количество дорогой фототехники. В России такие объективы и камеры увидишь далеко не у каждого профессионального фотографа.


Подняться на ступу разрешается только разувшись. Наверху просят соблюдать тишину, но туристы то и дело затевают громкие споры о том, кому и как встать в кадре для селфи. Вид со смотровой площадки открывается красивый, но не завораживающий. Большее впечатление оказывает то, что перед тобой одни из самых высоких гор в мире. Вид Покхары портит сизая дымка, которая висит над городом с раннего утра. Хотя, пожалуй, лучшего вида на Покхару не найти.

Вернувшись на автостоянку к своему велосипеду, я встретил мототуриста из Новой Зеландии, Эша. Его мотоцикл был просто огромным, размером с два наших «Урала». Это был настоящий туристический байк. Мотоцикл был куплен в Лондоне, откуда Эш едет домой в Новую Зеландию через Среднюю Азию, Пакистан и так далее. Из Непала Эш планирует вернуться в Индию и оттуда улететь в Куала-Лумпур. Мотоцикл тем временем будет плыть в Малайзию на корабле. Ехать в Юго-Восточную Азию через Мьянму, объяснил Эш, дело чересчур затратное. Для пересечения страны ему пришлось бы заплатить около 600$ за услуги гида, без которого полноценное путешествие по стране просто невозможно. К сожалению, на сегодняшний день Мьянма остается фактически закрытой для нормальных самостоятельных туристов.

Мы очень тепло пообщались с новозеландцем. Всегда приятно встретить настоящего путешественника. Эш сказал, что по пути из Лондона он повидал огромное количество таких же увлеченных путешественников, как он сам. По его словам, по дорогам Азии в настоящее время колесят тысячи всевозможных авто-, мото- и велотуристов, автостопщиков и всех тех, для кого дорога есть сама жизнь. Каждый из этих людей – интересная личность. Эш сказал, что он уехал из дома больше десяти лет назад (кажется, семнадцать лет назад) с целью как следует посмотреть мир и с тех пор непрерывно путешествует, делая продолжительные остановки для подработки. Причиной долгой разлуки с домом, по его словам, стало то, что путешествия для жителей Новой Зеландии обходятся крайне дорого. Острова расположены на краю света, и перелет в любую точку планеты равен стоимости неплохого автомобиля. Поэтому дешевле однажды надолго покинуть дом и объехать вокруг света вместо коротких эпизодических вылазок в разные точки планеты. Во время таких длительных путешествий образ и понятие дома приобретают новый смысл. Дом для Эша не Новая Зеландия, о которой он хранит лишь далекие юношеские воспоминания, а то место, в котором он находится в настоящий момент. «Мой дом – это мой мотоцикл», - подвел черту под рассуждениями мотоциклист.
Тем временем, от ступы обратно к автобусам потянулись иностранные туристы. Рыжеволосая британка заинтересовалась мотоциклом и задала Эшу ряд традиционных вопросов: откуда, куда и т.п. Я не слушал их диалог, его содержание угадывалось заранее. Когда автобусы разъехались, Эш сказал: «Эти люди нас совершенно не понимают. Они могут восклицать “Amazing, crazy”, но для них так и останутся загадкой мои ощущения, они не поймут, почему я путешествую именно так, почему не сижу рядом с ними в комфортабельном автобусе». Я абсолютно согласен с Эшем. Перед увольнением меня часто спрашивали, не жалко ли оставлять работу, уезжать. Я чувствовал, что если человек задает подобные вопросы, то он в корне не понимает меня. Ответ на вопрос следовал формальный.
Спустившись в Покхару, я нашел ее непривлекательной. Загазованный город с «туристическими» ценами на все. Белых на улицах едва ли не больше, чем местных. Встречаются пункты проката велосипедов. Возле дороги ровными рядами стоят «Мериды» и «Треки». В Индии таких велосипедов я не видел ни разу.
С трудом нашел Интернет. Оказалось, что на запросы в Вормшауэрс, которые мой брат отправлял из России, никто не откликнулся. Поясню. Warmshowers – онлайн-площадка, объединяющая велотуристов со всего мира, велосипедный аналог Couchsurfing.com. Вы можете попроситься в гости к любому увлеченному велосипедами человеку, проживающему в городе на вашем пути, а также пригласить к себе любого, кто проезжает через ваш город. Сервис велосипедного гостеприимства.
Ночевать в хостеле я не хотел. Как бы здорово не было в хостеле, жить в гостях у местных всегда лучше, поэтому я решил выбраться из Покхары и заночевать где-нибудь на окраине. Прежде я направился к озеру, на берегу которого расположен город и которое так живописно выглядит со Ступы мира.

Берег озера оказался до безобразия испорчен: забор из сетки-рабицы  мусор под ним, ржавые турникеты, лодки, катамараны, платный пирс, который уходил в воду и убивал красивейший вид на озеро и горы вокруг. Бродить по берегу в поисках лучшего вида у меня не было желания. Видали мы озера покруче.

Раздосадованный, я выехал из Покхары в сторону Катманду по шоссе H-04.

Встал на ночевку в одном из огородов. Рядом располагался лагерь дорожных рабочих, которые ночевали здесь между сменами. После захода солнца рабочие пришли к палатке и окружили костер, разведенный хромым стариком, что исполнял функцию дежурного по лагерю. Меня пригласили к костру, угостили жареным мясом, налили неизвестной непальской выпивки с легким градусом. Лица у мужиков были усталые, но жизнерадостные. Мне поспешили рассказать о парне, сидевшем напротив. У этого семнадцатилетнего пацана и его шестнадцатилетней супруги недавно родился ребенок. Дедушке ребенка всего тридцать три года. Мужики объяснили, что для Непала такая семья скорее исключение. Уж больно быстрые. Нормой считается родить первого ребенка в 20-22 года, обычно в семье двое детей.
Рабочие грелись возле костра до полуночи. Им завтра на работу, а мне в дорогу.

День 37, 16 ноября, 81 км
У жадного продавца бананы черные. Народная мудрость, сочиненная мной.
К счастью своему, я нашел исключительно удачное место для ночевки. Из моей палатки открывался сумасшедший вид на горы. Заходящее и восходящее солнце окрашивало хребет в фантастические цвета.


С рассвета рабочие грелись у костра. Они вышли на работу еще до того, как я начал завтракать. Можно удивиться тому, какую тяжелую работу выполняют эти ребята. Все основные операции они проделывают вручную: копают траншеи, ровняют щебень, ведут бетонные работы.
Сегодняшний день я начал с заклейки камеры. Первый прокол. Так и не разобрался, что послужило причиной: стекло или гвоздик.
Первые километры дались с трудом: очень пыльная дорога, большой утренний трафик, влажность. Возле дороги работал асфальтовый завод, дым битумной печи в воздухе смешивался с пылью камнедробилки. Жители в поселках поблизости ходят исключительно в масках. «Люди в масках» - так в целом можно назвать непальцев. Пыль и смог в этой стране являются неразрывной составляющей воздуха. Естественно, это касается только густонаселенных долин с грязными производствами, грунтовыми дорогами и большим количеством автотранспорта. Экологическую обстановку в Непале усугубляют выбросы транспорта. Не знаю, в чем дело, то ли техника старая, то ли ее ремонту уделяют мало внимания, то ли причина в некачественном топливе, но непальские автобусы, грузовики и большинство внедорожников чадят по-черному. Двигаясь в гору, старенькая ТATA или Mahindra подобно каракатице испускает густой черный дым. Все окружающее тонет в этом ядовитом облаке. После Индии проблема автомобильных выхлопов в Непале сразу бросается в глаза.
В нескольких километрах до Дамаули я заприметил скромное кафе возле дороги и провел в нем полтора часа. Солнце мягко грело спину, а две порции лапши – душу. Между порциями читал книжку.
Из Дамаули открылся фантастический вид на Гималайский хребет, куда более впечатляющий, чем в Покхаре. Эти горы местами показывались из-за холмов до самого вечера. Безумно красивые, в шапочках из облаков.

Возвращаясь к эпиграфу записей о сегодняшнем дне, скажу, что состоятельные иностранные туристы совершенно испортили непальских торговцев, которые при виде меня нагло заламывают цену вдвое или втрое выше обычной. Поскольку в местных ценах я уже ориентируюсь, то такие продавцы остаются ни с чем. Жадного продавца видно издалека. Взять, например, бананы. Если среди плодов много черных, испорченных, то можно не надеяться на то, что бананы удастся купить дешево. Жадный продавец съест эти бананы сам, но не продаст их по адекватной цене. Бананы в Непале в целом гораздо дороже, чем в Индии. Да и сорт бананов здесь совсем другой: плоды маленькие, размером с палец. У этих бананов приятная малиновая кислинка, никогда таких не ел.
Города Думре и Муглинг, что лежат на трассе Покхара – Катманду, большого интереса не представляют. Цены высокие (25 рублей за небольшое яблоко). Ночевку в узком ущелье нашел с трудом.
День 38, 17 ноября, 112 км
Утром по холмам (дорога прыгала вверх-вниз) лихо проехал 50 км и пообедал в придорожном кафе. Обычно обед стараюсь устраивать после 13:00 по GMT +7 (Новосибирское время). Я нахожусь на той же долготе, что и мой город, но Непальское время отстает от привычного мне на один час пятнадцать минут. Я живу по Новосибирскому времени, потому что в этом случае солнце восходит и заходит в привычное для меня время: восход в восемь утра, заход в 18:30.
Давно заметил, что местные в Индии и Непале живут в соответствии со временем восхода и захода солнца. Восход означает начало активной деятельности непальцев. При первых лучах солнца начинаются стройки и дорожные работы, открываются торговые лавки и закусочные. В наших широтах, где зимой восход начинается в 9 часов, а летом – в 4, люди привыкли жить по часам, а не по солнцу. По крайней мере, в городах.

Утром встретил коллегу-велотуриста. Молодой житель Лондона Майкл едет в Индийский город Амритсар на байке, купленном в Катманду за 21 тысячу рупий. Планирует, что поездка продлится шесть недель. Майкл интересовался путешествием по России. Я дал несколько советов, хотя сам в родной стране практически нигде не был, только планирую. Спрашивал, безопасно ли в Чечне и Дагестане, интересовался Алтаем и Дальним Востоком, спрашивал, стоит ли тратить время на путешествие по Транссибу.
После обеда встретил французского кругосветчика Стефана.

В марте он выехал из пригорода Бордо, проехал Европу, Закавказье, Иран, Среднюю Азию и из Алматы вылетел в Катманду. Заявление на Китайскую визу подавать не стал, так как слышал от других велотуристов, что в последнее время Китай резко ограничил количество виз, выдаваемых в зарубежных консульствах гражданам, не являющимся резидентами тех стран, в которых находится то или иное консульство. Проще говоря, если вы не казах, то получить визу Китая в Казахстане теперь очень трудно.
Встретившись со мной, Стефан посмотрел в смартфон и обнаружил, что проехал 14 км в неверном направлении (пропустил нужный поворот). Стефану пришлось возвращаться, поэтому 14 км мы ехали вместе. Ну, как ехали… После каждой горки я его ждал. Поэтому  я, и он путешествуем в одиночку, чтобы никого не ждать, никого не задерживать.
Вечером я сильно оголодал. Обед сгорел так быстро, будто его и не было. Все же горки дают о себе знать. Здесь каждый подъем – небольшой подвиг, тем более, на моем багажнике около 18 кг снаряжения, еды и воды. Поняв, что до ужина не дотерплю, остановился у магазина и купил три трубочки с кремом. Количество крема внутри было символическим. Крема почти не было. В Непале вообще тяжело найти нормальную вкусную выпечку. Все, что продается, слишком легкое, воздушное, невесомое. Под красивое формой скрывается ничто, впустую выброшенные деньги.
Перекусив и продолжив путь, я обнаружил, что впереди лежит перевал, а значит, найти место для палатки будет трудно. Так и вышло. В один из огородов ночевать меня не пустили. Нельзя и все. Я понял, что мне придется доехать до Катманду. Солнце к тому времени почти село. Ехать в перевал голодным я не мог. Остановившись, на бетонных блоках дорожного ограждения сварил картошки, выпил два традиционных стакана чая с булками и, надев светоотражающий жилет, поехал вверх. Свет автомобильных фар едва пробивался сквозь копоть грузовиков и автобусов. Дышать было тяжело и противно. Даже в делийских пробках воздух был чище и свежее. Точно. Дорожное покрытие представляло собой нечто пыльное и каменистое с морщинами асфальта. На вершине перевала навигатор показал 1500 м. Спуск в долину Катманду был медленным (дорога разбита) и коротким (город лежит на высоте 1300 м). Масштабные дорожные работы на въезде в город стали причиной адской пробки длиной около трех километров. Стояли все: и фуры, и туристы в автобусах. Ехали лишь мотоциклисты и я.
В центре Катманду я оказался поздним вечером. На одной из главных улиц (позже выяснилось, что это была улица Тамель), где от количества нулей на ценниках рябит в глазах, выяснилось, что я снова поймал прокол. Заднее колесо ехало на ободе. Оказалось, что в покрышке застрял кусок тонкой проволоки, которая явилась причиной прокола под Покхарой. Камеру клеил на глазах у цивильных туристов. Две женщины из Италии очень мне сопереживали. Поохали, попричитали и пошли дальше. Не люблю я такие туристические места. Извлечь проволоку так и не смог. В следующий раз, после очередного прокола.
С большим трудом раздобыл Wi-Fi, забронировал место в гестхаусе и в полночь заселился. По пути в гестхаус краем уха услышал русскую речь. Девушка из Москвы и парень из Львова сидели на каменных ступенях одного из зданий и из горла пили вино, отмечая грядущий отъезд из Катманду.
В гестхаусе я впервые за три недели побрился и лег спать. Сон не шел. Центр Катманду не лучшее место для сна. С восходом солнца город загремел, загудел и заговорил. Пришлось вставать.
18 ноября – дневка.
Утренний поход в Nepal Tourism Board (полтора километра пешком), оформление пермита в национальный парк Ghaurishankar, 2000 рупий. Остальное дневное время сидел в гестхаусе, писал отчет. Вечером выбрался поужинать, с трудом вернулся обратно. Узкие и одинаковые улицы Катманду похожи на лабиринт.

P.S. Решил, что эта запись о моем путешествии будет последней из тех, что я опубликую непосредственно в пути. Работа над блогом не доставляет удовольствия ни мне, ни моему брату, который тоже участвует в этом деле. Результат этой работы мне попросту не нравится, а обратная связь, которую я надеялся получить, начав вести этот онлайн-дневник, по-прежнему отсутствует. Никаких отзывов, слов поддержки и т. п., хотя блог читают, я вижу это по статистике. Поэтому я не вижу смысла продолжать вести этот дневник. Извините, если что.
Обо всем напишу по возвращении домой. Опять же, если усмотрю в этом хоть какой-нибудь смысл.
Tags: bybicycle, Непал
Subscribe

Posts from This Journal “Непал” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments